Главный на Уроборосе - Истина. Обращайтесь к нему по любым вопросам.
Отправить сообщение; ВК; ICQ - 698600825; Skype - fmatruth

Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros » Завершённые эпизоды » [07.07.1915] Лоб в лоб


[07.07.1915] Лоб в лоб

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

Персонажи:
Инквизитор; Леонор; Рой Мустанг.

Место действия:
Централ, переулки.

Время и погода:
Ночь.

Предыстория:
Никогда не знаешь, где и, главное, когда тебя будет поджидать опасность. Ночь едва опустилась над Централом, и лишь по воле злого рока получилось так, что Леонор проходила мимо переулков — как раз тогда, как небезызвестный Инквизитор, чьё имя уже прогремело на весь Аместрис, избавлялся от очередного трупа подальше от людских глаз.

0

2

ИнквизиторСегодня была прекрасная ночь. Инквизитор всегда любил это время суток за особую атмосферу таинства и глубокую, сухую тишину, погружаться в которую — всегда одно лишь удовольствие. Однако сегодня ночь казалась ему особенно чудесной: вокруг не было ни ветерка, который бы свистел в ушах; ни звука, который бы отвлекал его от дела, и, что самое главное, на небе светила огромная, яркая, точно настольная лампа, полная луна, чьи невидимые лучи с особой любовью падали на предмет восхищения Инквизитора.

Инквизитор никогда не выбирал одно место дважды. Он давно заглядывался на эти переулки, созданные будто бы специально для него — молчаливые, укромные, с множеством разветвлений, если что-то пойдет не так. Пожалуй, один лишь Бог знает, чего ему стоило отказываться заходить сюда прежде! Но ныне его сердце ликовало и мерно постукивало, вызывая в Инквизиторе дрожь по всему телу от внутреннего восторга.

Взгляд убийцы потеплел, когда он наконец позволил себе передохнуть. Он остановился подле небольшой груды камней, которые, вероятнее всего, ещё давно отвалились от верхней части стены, являющейся задней стороной давно заброшенного магазинчика. Три камня, три валуна — ничего особенного, но до чего изысканно они лежали, образовывая треугольник! Опустившись на колени, Инквизитор с нежностью перенёс свой ценный груз на выемку между своеобразного гроба. После — задержался на нём взглядом и, не удержавшись, улыбнулся.

Этот мальчик был хорош. Белокурый, худенький, с большими, зелёными глазами, чей блеск уже как несколько часов растворился в бездне, оставив лишь блёклый, пустой взгляд. Он смотрел в небо.

— Вот так, мой дорогой, — прошептал Инквизитор, с отцовской нежностью проведя хрупкой ладонью в выстиранных перчатках по опухшей от ударов щеке бедолаги.

Инквизитор слабо разбирался в возрасте людей, но, насколько он мог судить, этому мальчишке было от силы двенадцать лет.  Стоило лишь подумать об этом, как к глотке подкатывал сладкий, тошнотворный ком. Девственная красота! Не удержавшись, убийца расплылся в мягкой, дрожащей улыбке, после чего провёл большим пальцем по пухлой нижней губе своей жертвы. Та была красной от крови. И неестественно свисала на остатках мяса. Этот ребёнок был слишком криклив. Инквизитор не особо любил использовать грушу, тем более — для рта жертв, но ныне это была необходимость для него. Лепестки тогда вошли в мальчика так глубоко, что он начал задыхаться. Но Инквизитору такой расклад на тот момент был ещё не нужен — разорвав жертве рот так, чтобы тот потерял возможность лепетать связные слова, он оставил его в покое. Его рот, по крайней мере.

— Ты красив, мой мальчик, — Инквизитор провёл по локонам мальчика рукой — те были мягкими, точно перья из подушки.

Из глотки убийцы вырвался тяжёлый, протяжный вздох досады — ему следовало уходить отсюда. Но как он мог! Перед ним был ребёнок невиданной красоты, весь нагой, красный от крови, с изодранными кусками плоти. От него несло трупом и дерьмом. И это кружило голову, будоражило до притока горячей крови в висках. Нет, оторваться так быстро он не мог. Не сейчас. Он слишком долго ждал этого момента.

Способности

Медицина (3); Смена облика (3); Скрытность (2); Мастер боевых искусств (Капоэйра) (2); Анти-алхимик.

0

3

- Я всё равно не одобряю твоих поздних походов домой в одиночку. Совсем безмозглая девка! Могла бы остаться в баре до утра, сейчас такое время, что…
Не дослушав жену бармена, Леонор притворила дверь. Не захлопнула, а именно прикрыла. С усилием, но без громкого звука, словно хотела прошипеть этим: «Прочь из моей жизни. Не нужна мне твоя забота». На этой ноте она отправилась домой, думая о сегодняшних событиях.

День не задался. Они всегда не задаются. Хотя, впрочем, другие не так уж плохи по сравнению с сегодняшним. Смена в баре началась как всегда с пары постоянных клиентов, солдат в отставке, которые пришли убить очередной безработный вечер за бокалом пива или чего покрепче. То были безобидные ребята. Они не трогали Леонор, а она в свою очередь, считала своим долгом разбудить их к закрытию бара. Просто услуга за вежливость.

Но сегодня было по-другому. Спустя несколько часов относительно спокойной работы раздался звон колокольчиков - новые посетители. И снова солдаты. Но, судя по всему, не отставные. По наглому голосу и расстоянию, на котором ощущался перегар, можно было понять, что до бара ребята знатно накатили.

- … этого подонка! На этой неделе я патрулировал, и, и, и чё ж?! НИ ОДНОГО ТРУПА! Потому что Я… ЭТИХ ГРЁБАННЫХ МАНЬЯКОВ, да все знают, на что Я способен, правда, Сэм? Они его кишков не соскребут, попадись он мне…
Под пьяный хохот и красноречивые описания, как бы солдат расправился с Инквизитором (это имя сегодня не знал разве что глухой), Леонор отправилась приводить в порядок стол, оставшийся после только что ушедшей компании. Приблизившись к столу, аместрийка вздохнула.  Не стол, а полнейший кошмар: раскиданные хаотичным образом кружки, в половине из них окурки, куриные кости, а кое-где – что за мерзость – чьи-то сопли; весь стол залит пивом, чья-то рвота забрызгала даже часть сидения. Внезапно раздался голос того самого хвастуна-армейца:

- Эй мальчик! Поди-ка сюда!
Внутри леденея от злости, Леонор поняла, что обращаются именно к ней. Её уже не раз принимали за парня из-за её внешнего вида: вот и сегодня на ней был мешковатый тёмно-синий свитер (на три размера больше её собственного) и чёрные брюки свободного кроя. Леонор твёрдо решила не реагировать на такое хамское обращение и, собрав кучу посуды и мусор на поднос, двинулась мимо компании на кухню. Внезапно её остановила большая мозолистая ладонь. Тот самый солдат был явно недоволен тем, что его игнорируют, и схватил Леонор чуть повыше локтя.
- КОГДА Я ОБРАЩАЮСЬ К ТЕБЕ, НАДО ОТВЕЧАТЬ, ЧЁРТ ТЕБЯ ДЕРИ. Погоди-ка. Почему у тебя глаза накрашены?! Ты чего, из «этих»? – он с отвращением прищурил свои свинячьи глазки.
- Глянь, это же баба! – подсказал кто-то из  собутыльников.
- Воистину?! Ну тогда выпей-ка с нами, краля, а если потом ещё и поласкаешь моего «друга», так и быть, куплю тебе даже платьишко, а то чё ты, как эта… - с этими словами он рывком посадил Леонор к себе на колени. Посуда с подносом полетели на пол.
Какая мерзость. Свинячьи руки сжали кожу почти до синяков и полезли туда, куда лезть никому нельзя. Кутила попытался нащупать сальными губами шею Леонор, руки принялись лапать её небольшую грудь, и девушка осознала, что ВОТ СЕЙЧАС. Она. Кого-нибудь. Убъёт. Но внешне не подала виду – в глазах виднелось лишь отвращение.

Внезапно на помощь пришёл бармен. Он разжал ладони громилы и заорал, брызжа слюной:
- Ты бы лучше шёл патрулировать! А девчонку не трогай! Она, может, и странная, только это не повод тащить её в свою койку. Выметайтесь из моего бара, да там творите, что хотите! Тут беспредела не потерплю!
Леонор ощутила волну благодарности. Сразу же, как лапы расцепились, под недовольный гул она выскользнула и побежала на кухню. Даже не глядя на часы, девушка поняла, что была глубокая ночь. Ей надо домой. Волна тошноты и нахлынувшей паники не дадут ей работать.

И вот, отпросившись, она в полубреду возвращается к себе, думая о злополучном происшествии, о том, что она сделает с этим армейским хряком, как только получит философский камень.
Дорогу домой девушка знает наизусть и специально идёт по самому тёмному пути, так как он самый безлюдный, а следовательно самый безопасный. Странная логика, но… да, темнота не может обидеть, и за всё время на этой дороге Леонор встречала лишь пару пьянчуг, которые были не в состоянии даже подняться на ноги.
Первый поворот. «Пусть этот Инквизитор подвесит его на ржавый крюк перед главным штабом».
Второй поворот. «А лучше пусть отрежет ему член, чтобы он и думать напрочь забыл о домогательствах, это грязный кусок дерьма».
Третий поворот. « Нееет… Я сама, я сама вскрою ему его жирное брюхо и засуну туда его нарядное платье, которое эта свинья собралась мне купить».
А теперь ещё пару шагов и…
— Ты красив, мой мальчик.

Резко остановившись, Леонор вздрагивает и поворачивает голову туда, откуда доносится голос. Мальчик. Неужели снова?! Но стоп… это другой голос, он не хрипло-прокуренный, а ледяной. Почти такой же, как у самой девушки, но в нём звучат нотки какого-то больного наслаждения… точь-в точь такого, как… Девушка цепенеет. Воспоминания заставляют неосознанно схватиться за горло.
Вглядевшись в переулок, она замечает мужчину. Его стройный силуэт резко проступает сквозь свет луны.  Он склонился над чем-то и, господи (какая ты смешная, девочка, ты же не веришь в бога), пожалуйста,  не замечай меня, дай мне уйти, меня здесь не было.
Леонор делает шаг в сторону, пытаясь нырнуть в темноту, но мужчина резко оборачивается. На его лице злость. Даже ярость. Видимо, Леонор помешала чему-то. Липкий комок в горле мешает ей говорить, ноги отказываются подчиняться. Она должна бежать, но не может оторваться от… быть того не может. Осознав ужасную правду про то, над чем склонился мужчина, Леонор встречается с ним глазами, полными ужаса и отвращения… И почему-то она уже уверена, что знает, как зовут незнакомца. Она отдала бы всё, лишь бы ошибаться.
Мужчина поднялся и сделал шаг в её сторону.

+1

4

Отчасти, это была его вина. Целиком и полностью. От начала и конца. Неужели мать не говорила ему, как опасно гулять ночью одному? Неужели его инстинкты были столь глухи и немы, что не дали ему импульс мчаться прочь? Видимо, нет.

Сердце Инквизитора сжалось в сладостном, трепетном предвкушении. Вот же бедолага! И невероятный счастливчик. Его мать небось ревёт во все глаза. Возможно, его уже ищут. Сколько времени прошло? Инквизитор нахмурился, прижал большой палец к нижней губе. Три дня, не больше. Долго. Надо было действовать быстрее.

Но он так кричал. Так верещал своим тонким, ещё не огрубевшим голоском. А кожа! Кожа-то! По лицу убийцы пробежала едкая ухмылка, и он придвинулся к трупу поближе, после чего провёл по его оголённой груди острым указательным пальцем. Белая, мягкая, пускай нынче и охладевшая кожа. Нет. Теперь Инквизитор был уверен. Он не жалеет. Такой шанс выпадает раз в жизни. Прекрасная работа.

Предчувствие сжимает горло в железные тиски. Вокруг стало очень неуютно. Убийца резко вскинул голову, блеснув вмиг рассвирепевшим взглядом в пустоту. Оттуда донёсся резкий, отчётливый, грубый шум шагов.
Его заметили.

«Сучье дерьмо!» Спину окатила волна холода, и Инквизитор быстрее пули накинул на голову толстый капюшон. Прошипев сквозь зубы от вспыхивающей в душе досады, он неровно вскочил на ноги, в тот же миг вперив взор в пустоту впереди. Сделав неуверенный шаг вперёд, Инквизитор остановился. Прищурился, всмотревшись. Луна мягко падала наземь, очерчивая точно мелом неясный, мягкий силуэт впереди. Руки убийцы дрогнули, и он с силой сжал их в кулаки. Голова отчаянно ломилась, мысли перекатывались из стороны в сторону, как улей пчёл, и среди всего этого мракобесия Инквизитор не мог выловить ни одной связной зацепки, которая бы позволила ему быстро придумать план действий.

Довольно! Нет времени думать. Блеснув яростным взором, Инквизитор быстрее мысли подался вперёд, громко зашумев ногами — он направлялся прямиком к незадачливому зрителю.

— Боже, боже! — вскрикнул он, хватаясь за голову и резко ускоряя шаг, — тут труп, труп!

Во взгляде Инквизитора заплясал холодный, душащий страх. Убийца кричал хрипло, горько, но достаточно тихо — шуметь тут было ни к чему. Шатаясь как после грубой пьянки, он остановился подле неизвестного ему человека, в стороне от него, так, чтобы их отделяло несколько шагов.

Теперь незнакомец выглядел в его глазах более ясно: бочковидная форма, неуверенная поза, робкие женские черты и лицо, лицо, прекрасное лицо, окрашенное оттенком бесстыдного испуга!

Тишина продлилась с секунды две-три — этого оказалось достаточно, чтобы Инквизитор запомнил его черты. Навсегда. Как он запоминал лица всех своих жертв.

— Вы только гляньте, боже, я поверить своим глазам не могу!

На одном охриплом выдохе произнеся свою короткую речь, Инквизитор поднял руку и резко дёрнул ею в сторону, указывая пальцем в сторону груды камней, труп меж которых виднелся отсюда как на картинке. Вторую руку убийца медленно опустил к карману, безошибочно нащупав в нём свой верный грубый клинок. Сердце билось от нетерпения, а ноги ныли и изнывали — так хотелось приняться за дело! Но Инквизитор покорно ждал момента — он указал на цель, теперь бедной девчонке нужно лишь повернуться, посмотреть, в чём дело, а там и разговор с ней уже будет окончен.

+1

5

- Боже, боже! Тут труп, труп!

«Труп…»

Из уст Леонор едва не вырывается хриплый смешок. Почему-то при возгласе мужчины ей приходит мысль, что трупом он называет её. Странная, резкая как порыв ветра, ассоциация. Впрочем, скорее больная мнительность.

Из посиневших от ночной прохлады губ девушки вырывается облачко пара. Незнакомец устремляется к ней. С приоткрытым ртом наблюдая за приближающимся незнакомцем, Леонор в отчаянии злится на себя. Сегодня с ней что-то не так. Почему она не услышала его возню? Она могла бы выбрать другой путь. Её прекрасный, чуткий слух подвёл именно сегодня. Её баланс, гармония с собой нарушена вечерним происшествием, и сейчас она и вовсе на грани лезвия, лихорадочно пытаясь вернуть себе хладнокровие.

Однако голос мужчины звучит не столько враждебно, сколь испуганно и взволнованно. Леонор не решается сдвинуться  с места, ожидая дальнейшей реакции мужчины, хотя в душе ощущает некую неприятную, скользкую «торопливость» в движениях и словах незнакомца. Всеми силами внутренне девушка избегает произносить имя из её ужасной догадки, ведь есть шанс, пусть самый маленький, но, тем не менее, шанс, что это такой же случайный свидетель, как она сама. Эта мысль зарождается в подсознании и постепенно выходит на первый план, придавая  сил собраться с духом.

Неотрывно глядя на мужчину, замершего перед ней, Леонор слышит крик чайки. Где-то вдалеке, должно быть,  на крыше. Этот протяжный, жалобный и одновременно отвратительный  вопль словно символизирует  что-то неминуемое.  Плохое предчувствие....

У девушки пересыхает во рту. Она словно забывает, что можно дышать носом. И вновь вокруг оглушающая тишина, такая мёртвая, что Леонор слышит звук своего дыхания.

Внезапно мужчина резко вскидывает руку и указывает на труп, лежащий на груде камней:

— Вы только гляньте, боже, я поверить своим глазам не могу!

Леонор моментально переводит взгляд с незнакомца на тело и боковым зрением замечает резкое движение в её сторону... Спустя мгновение в голову бьёт мысль: "Жива!"

[offtop]Использование способности:
Летун, Уровень 2
[/offtop]

[offtop]Примечание от Истины:
Персонаж теряет 15 единиц энергии.
[/offtop]

Отредактировано Леонор (Чт, 5 Ноя 2015 23:47:41)

0

6

Для Роя Мустанга сегодня выдался однозначно не самый лучший день. Стоило только выйти с госпиталя, как начальство нашло работенку и сразу начало давить, требуя скорейшей поимки «гребаного маньяка, терроризирующего народ». Ну, по крайней мере, это уж получше, чем ненавистная бумажная работа.
Но чем больше проходит времени, тем меньше верится в этот плюс. А осознание того, что этого «гребаного маньяка» разыскивают уже чертовски долго, несмотря на достаточное количество жертв, позволяет закрадываться в разум не шибко оптимистичным мыслям.
Какая-то женщина который день уже пыталась прорваться в кабинет. В первый раз ее пустили, однако ничего дельного из этого не получилось. Ни информации толком узнать, за которую можно хоть как-то зацепиться, ни чего-либо еще, что может помочь делу. Лишь истерика, которой нет конца и края. А как с таким-то успехом вообще возможно продвинуться? Если даже предполагаемых свидетелей нет. Если даже не поступает никаких оповещений ни о странных находках, ни о чем. Вряд ли это народ сговорился, ведь каждый из них мог оказаться на месте пропавшего пацана. Но, за неимением достаточного количества информации, хоть каких-то следов, виновником этого дела невозможно было однозначно назвать человека, за которым столь долго гоняется армия.
Возможно, это лишь очередное дело, которое отложат подальше, либо нарекут парня без вести пропавшим, если не найдется хоть какая-нибудь часть тела, по которой можно опознать ребенка. С таким успехом можно и вновь получить выговор. Сейчас, впрочем, дума о возможном понижении, причина которого будет названа примерно так: «Мустанг за время госпитализации растерял свою хватку и ни на что не годен», уходит на второй план. Из-за набегов той чертовой женщины Рой проникся к ней сочувствием, а поэтому даже по окончанию рабочего дня пребывал в раздумьях, проматывая в памяти каждое ее слово, стараясь зацепиться за это. Проматывая воспоминания обо всех последних событиях, всех заявлениях, поступавших в офис, всех людях, с которыми ему приходилось разговаривать. Но ничего. Абсолютно. От всех этих мыслей лопалась голова. Никакого покоя и отдыха. Был тебе, Мустанг, покой, пока ты отлеживался на больничной койке, а Инквизитор все шире и шире становился известен, зарабатывая репутацию неуловимого безжалостного убийцы, которого никто и никогда не видел.
Да, он наверняка тут замешан. Либо появился второй палач, действующий настолько аккуратно, что не оставалось практически никаких следов. Вполне возможно, что паренька уже и вовсе нет в Аместрисе. За такое время человека запросто можно вывезти за территорию страны. Но, опять же, никаких известий. И приходится отдавать все силы на поиски тела, которого, вероятно, уже и не найти. Тяжело осознавать свою малую пользу, как и пользу армии, которая должна бы служить народу, для этого же народа. Казалось бы, за последнее время «ушла» даже не сотня, даже не тысяча человек, а все же это соотечественники, да в конце концов люди, души, которым тоже хотелось жить. У них были свои мечты, свои цели, а государство не смогло их защитить, спасти.
Перед тем, как уже отправиться непосредственно к месту проживания, захотелось пройтись. В тишине и одиночестве подумать обо всем этом, если ночь не заполнит разум другими навязчивыми мыслями, как это обычно и бывает. Для своего пути он выбирает один из наиболее непопулярных для прогулок темных переулков. Однако, вот уж чего не ожидал алхимик, так это того, что именно тут его покой будет нарушен.
Его внимание привлекает то ли испуганный, то ли пьяный возглас, и, стоило только Рою поднять взгляд, собрать свое рассеянное внимание и обратить его на источник звука, как два бесформенных силуэта, едва ли различимые во мраке, сместились. Пьяная драка? Нет, не похоже. Слишком уж точные были движения, не было свойственной хмельной заносчивости. Неужели очередное нападение?!
В голове подобно раскату грома бьет спонтанная мысль, вызванная всеми предыдущими думами: «Инквизитор?! Попался, черт тебя подери!» И кто бы мог подумать, что здесь Рой, «стреляя» навскидку, попал в центр мишени. В первом случае. А что будет во втором — еще неизвестно.
Взбудораженный Мустанг надевает перчатки на обе руки и прячет их обратно в карманы форменных брюк, в быстром темпе направляется в сторону стычки, думая о том, что каждая секунда дорога, иначе момент будет упущен. Практически сразу срывается на бег. Он видел некоторых жертв того маньяка, не хотел увидеть их и еще раз. Пусть даже это не тот человек, о котором Рой мог подумать, но была вероятность, и, какой бы она ни была, нельзя ее недооценивать.
Надо увидеть лицо, чертово лицо. Убедиться, что это не какой-то буйный пытается прибить, судя по всему, подростка. Алхимик вынимает руку, высекает искру, давая короткую вспышку огня, что оставит вместо пыли на стене некого здания лишь копоть, однако же это не дает должного эффекта: ярко-красный, переходящий в рыжий, свет падает лишь на капюшон, не давая увидеть лица.

[offtop]Использование способности:
Алхимическая база. Уровень 3.
Преобразование на расстоянии.
[/offtop]

0

7

Затаив дыхание, Инквизитор как в замедленной съемке наблюдал, как девушка, слепо поверив его речам, обернулась в сторону, прямо туда, куда он показал рукой секунду назад. Сердце отбивало глухие удары в груди убийцы, а его мысли шумели так, что голова раскалывалась на части. У него не было времени думать и просчитывать траекторию удара! Не дав жертве и мгновения на то, чтобы повернуть голову обратно, он одним резким, нервным движением вытащил маленький клинок из кармана — Инквизитор ухватился за него крепко, у самого основания, но его ладонь была влажной от холодного пота, и потому, когда убийца махнул оружием в воздухе, то оно чуть ли не слетело в воздух — прошипев сквозь зубы, Инквизитор схватил его обеими руками, тотчас же отступив назад и сощурившись, чтобы понять, смог он убить незадачливую жертву или нет.

Как оказалось, нет. Кровь не хлынула из её глотки, и та не упала на землю, как оно должно было быть. В глазах маньяка потемнело от злобы, он сжал зубы. Оглушенный ухом в ушах, он занес было нож для повторного удара, однако яркий, слепящий свет, резанувший ему по глазам, словно игла, вынудил его остановиться и моментально повернуться полубоком.

К ним подоспел человек в военной форме. Инквизитор сразу распознал её — мерзкий синий цвет ударил по нему как пощёчина. Желание устранить свидетелей провалилось в бездонную пропасть. Шикнув, Инквизитор с силой натянул капюшон себе на голову, после чего ссутулился, отворачиваясь. Чертов военный! Чертова девка! Именно сегодня, сегодня, когда луна светит так ярко, когда его шедевр лежит там и ждёт прощания, когда он ощущает такой прилив вдохновения и сил — и засада, полный провал!

Рыкнув от горечи, сжигающей всё, включая мысли и страх, Инквизитор резко крутанулся на месте, швырнув клинок в сторону цепного пса. Не посмотрев на результат и даже не убедившись, что рядом нет ещё кого-нибудь, маньяк тут же кинулся прочь, в сторону трупа — он знал, что там, совсем рядом, если два разветвления. Ноги были тяжелы, как две гири, а сердце билось о грудь так, что дышать было тошно. Но Инквизитору было плевать — опалённый стыдом, он ринулся прочь, желая лишь одного — поскорей убраться отсюда, чтобы потом, в более удобный момент, ударить этих двух самоубийц чем-то повнушительней, чем простым дешёвым клинком.

[offtop]Примечание от Истины:
Клинок, выброшенный Инквизитором, не попадает в Роя Мустанга.
[/offtop]

[offtop]Примечание от Истины:
Персонаж теряет 20 единиц энергии.
[/offtop]

0

8

Леонор отшатывается назад, едва удержавшись на ногах. Лезвие ножа убийцы рассекает воздух совсем близко, но разрезает лишь её свитер, не более.

«Жива…», - ещё раз ударяет в голову.

Переводя дыхание, девушка нащупывает в кармане свой перочинный нож, готовясь противостоять очередной атаке, но события разворачиваются неожиданно.

Неожиданно и слишком быстро, словно череда кадров перед глазами: раздосадованное лицо Инквизитора (сомнений насчёт имени, увы, не остаётся), яркая огненная вспышка где-то рядом, разочарование убийцы сменяется яростью, страхом, ужасом, негодованием, он быстро накидывает капюшон, швыряет клинок прочь и резко разворачивается, пытаясь … сбежать!? Но от чего? Неужели вспышка настолько пугает убийцу?

Леонор успевает проследить взглядом за полётом клинка – со свистом он летит в сторону военного (слава богу!), его синий мундир выделяется даже на фоне ночи. Но ещё больше, гораздо сильнее приковывает к себе внимание повязка на глазу.

Огонь… Повязка… Да быть того не может! Неужели… сам Рой Мустанг? – неосознанно Леонор шепчет последние слова вслух.

Паника сменяется облегчением. Никогда раньше она не видела Огненного Алхимика в деле, хотя наслышана о его подвигах. Парочку  легенд  даже может рассказать сама. О, он весьма популярная персона для пьяных баек.

Девушка  понимает, что должна уходить, слиться с ночью и бежать, бежать в свою каморку и пропасть там минимум на неделю, но её манит любопытство. Она столько читала про алхимию огня, изучила столько будоражащих воображение подробностей про эту крайне редкую силу! Лишь единицы способны принять этот жгучий дар и прожить отведённое время в его жарких объятьях.  И вот, один из них, если не единственный, перед ней.  Леонор в предвкушении замирает, ожидая действий Огненного.

Кажется, вот-вот станет очень жарко.

[offtop]Примечание от Истины:
Персонаж получает 5 единиц энергии и жизни.
[/offtop]

Отредактировано Леонор (Пн, 9 Ноя 2015 23:55:34)

0

9

Военный обращает большую часть внимания на лица и отличительные черты людей и не замечает момента, когда клинок был выпущен в него. Он, так и не увидев желанного лица, успевает разочароваться и твердо решить, что сейчас раз и навсегда покончит с преступником, как в следующее же мгновение мимо пролетает смертоносная сталь. Достаточно было бы еще буквально пары десятков сантиметров, чтоб лезвие весьма удачно для убийцы вошло в горло или лицо Мустанга, однако оно лишь задевает довольно грубую ткань рукава кителя. Этого хватило, чтоб отвлечь алхимика на пару секунд, когда преступник и пустился наутек, сливаясь с окружающей тьмой.

Огонь — не каменные стены, им толком никого не задержишь. Рой понимает свою роковую ошибку, понимает и бесполезность в этом случае его алхимии. Наугад не ударишь, да и через пламя при должной сноровке можно проскочить, едва ли навредив себе. Огненной алхимией надо бить точно, а сейчас, при таких условиях, это кажется невозможным. И вновь, будто в дождь, полковник становится бесполезен. Черт подери! Так долго гоняться за этим ублюдком, искать улики, вновь и вновь пересматривая места нахождения трупов, опрашивая каждого возможного свидетеля, чтоб в один момент упустить как раз таки ту личность, которая вполне может оказаться Инквизитором, обросшим легендами, точно сырая стена подвала, прекращая показывать миру свой собственный облик, покрывавшаяся мхом.

Сердце бешено колотится, грозясь вырваться из груди, а наряду с бурлящим адреналином вскипает тупая бессмысленная злоба. На самого себя. Она направлена будто бы на все сразу и одновременно с тем вникуда. Она разрывает изнутри, порождая желание совершать совершенно необдуманные и бессмысленные поступки, лишь бы только от нее избавиться. Упустить весьма удачный момент — как можно было так оплошать?! Вот уж действительно, растерял ты свою хватку, Мустанг, растерял.

Он пытается нагнать преступника, вложив всю свою ярость в стремительный рывок, но, пробежав чуть дальше второго присутствующего при данном инциденте, осознает: расстояние между ним и преследуемым увеличивается слишком быстро. И останавливается, вдыхая прохладный, но тяжелый запах уснувшего пыльного города. Старается успокоиться и достигнуть ясности мыслей, однако взгляд натыкается на освещенное луной лицо парнишки, труп которого оставил за собой беглец.

Появляется ощущение тошноты. Рой убеждается в том, что упущенный преступник — как раз тот, кого ищет армия. Вид искалеченного лица мальчика, которое будто нарочно выделяется бледным пятном среди темноватых на его фоне камней, заставляет офицера думать о том, что он непременно найдет, поймает, достав даже из-под земли сотворившую это сволочь. Заставляет мечтать о том, как собственными руками он поймает эту мразь, навсегда покончив с мучениями ни в чем неповинных граждан. Мустанг даже сталкивается с мыслью о том, что мечтает сжечь этого гребаного Инквизитора. Он ужасается этому и выбрасывает подобную мысль из головы. А ведь какая могла бы получиться ирония: Инквизитор горит в пламени, что подобно сжиганию ведьм в средние века той же самой инквизицией.

Здравый рассудок возвращается с последней мыслью, и Рой наконец осознает: тут ведь есть свидетель, есть зацепка! А может быть даже напарник той загадочной личности! Он оборачивается, удостоверяясь, что силуэт второго участника ночного происшествия еще не скрылся во мраке. Делает несколько шагов в его сторону, однако они, под действием последних впечатлений, получаются словно у пьяного, и довольно тихо, однако в воцарившейся тишине различимо, оповещает:

— Сейчас ты пойдешь со мной, мальчишка. Можешь не пытаться сбежать, твое лицо я видел, — полковник сразу предупреждает, четко давая понять: как бы себя этот человек не повел, при неповиновении проблем не избежать; а хрипловатый, огрубевший от сдавливающего разочарования голос придает еще большую весомость этим словам.

Он не считается с тем, что у человека, вероятно, был сильнейший стресс. Сейчас для полковника важно одно: допросить свидетеля, а то и вовсе поймать соучастника, и после как можно быстрее покончить с чередой зверских убийств. А что есть временные переживания, испуг, в сравнении с тем, что будет, не воспользуйся офицер такой возможностью достать информацию? Ерунда.

Отредактировано Рой Мустанг (Чт, 12 Ноя 2015 05:36:37)

+1

10

ВАЖНО

Инквизитор выбывает из игры. Дальнейший ход за Леонор.

0

11

«Действуй, полковник! Сожги его дотла!»

Леонор стоит огромнейших усилий не прокричать это вслух. Но не таков её характер, чтобы вопить словно зевака во время уличного боя. Тем не менее, она охвачена азартом, предвкушением огненной мощи, которая просто обязана проявиться во всей красе.
Полковник мчится за Инквизитором. Наконец-то.  Ещё немного, и…

…Как?
Неужели.
Остановился.

Лицо Леонор буквально на глазах вытягивается от разочарования. Где же кольцо огня, окружившее преступника в смертельную клетку? Или, на худой конец, огненная стена, отделяющая Инквизитора от пути отступления? Да хотя бы пара-тройка огненных шаров!  Где пресловутая алхимия огня? Почему он отступил?

Девушка  не может отвести глаз от пошатывающегося полковника. Луна скрылась за облаком, а потому разглядеть выражение его лица очень тяжело. Но голос выдаёт шквал всех тех эмоций, которые смешались в нём за последние мгновения:

— Сейчас ты пойдешь со мной, мальчишка. Можешь не пытаться сбежать, твое лицо я видел.

Слова из его уст звучат словно издалека, словно они адресованы не ей. Но Леонор слышит ненавистное слово «мальчишка», и осознаёт, что, конечно же, Мустанг намерен заняться её собственной персоной. После всего пережитого это слово даже не цепляет её.

Внезапно нахлынувший жар сменяется леденящей неловкостью. Девушка резко осознаёт, как нелепо выглядит со стороны, стоя с перочинным ножом в руке, который, к счастью, так и не пришлось пустить в ход. Похожа ли она на неудавшуюся жертву, или сама выглядит, как правая рука психа? Спина аместрийки касается холодной сточной трубы. Точно так же, как несколько минут назад она была загнана в угол Инквизитором, сейчас она стоит перед офицером, который не намерен церемониться после столь неловкой неудачи.

На мгновение, на один лишь миг ей приходит мысль пустить нож полковнику в лоб. Он стоит так близко! Подумаешь, всего-навсего неудачная встреча офицера с Инквизитором! И никто не заставит её вылезти из уютной комнаты ещё долгие недели, а может, и месяцы. Она ни при чём. Её здесь не было. Но девушка тотчас ужасается этой мысли, понимая, что ни за что бы так не поступила.  О, если бы она была спокойна на такое, она давно бы уже достигла заветной цели, а может, даже собрала вокруг себя верную команду, готовую ради неё перевернуть мир. Но она одиночка, к тому же вовсе не кровожадная. Да и полковник почему-то вызывает в ней интерес. Конечно, не сам он, а то, на что он способен.

Вздохнув, аместрийка расслабляет скованные недавним страхом мышцы и  всем весом опирается на трубу позади. Девушка слегка склоняет голову, словно смирившись с неотвратимым роком. Она не привыкла бунтовать, да и доказывать что-либо сейчас тоже бесполезно. Даже факт того, что она девушка, а не юноша, не делают её менее подходящей на роль соучастницы преступления.

Уставившись в темноту под ногами, девушка кивает в сторону истерзанного тельца мальчика:

- Я пойду. А с ним что?

Вообще-то ей всё равно, пусть лежит тут хоть вечность, оставленный на съедение собакам. Мёртвых уже не вернуть. И, где бы он ни был, ему там явно лучше, чем в последние минуты его жизни. Но тем не менее, не могут же они уйти, оставив его вот так.

[offtop]Примечание от Истины:
Персонаж получает 5 единиц энергии и жизни.
[/offtop]

0

12

Мустанг видит, что мальчишка отступает, но сам не продолжает свое едва ли начавшееся «наступление», лишь только сильнее прижимает большой, указательный и средний пальцы друг к другу. Он видит зловещий блеск металла и не собирается недооценивать даже этого тощего мальчишку. Он готов высечь искру в любой момент и более, чем уверен, что сделает это куда быстрее, чем его «жертва» успеет замахнуться и засадить нож обидчику в глаз. Рой абсолютно уверен в своем опыте, в своей реакции; лучшее тому подтверждение — Ишвар.

Перед глазами мелькает обжигающая, болезненная картина из прошлого, столь похожая на то, что происходит сейчас: загнанный в угол мальчуган, но только не с ножичком, а с винтовкой. Она сменяется изображением его горящего тела. Показалось, будто даже сейчас откуда-то возник запах паленого человеческого мяса, волос, — настолько были живы эти воспоминания, несмотря на то, что им уже более пяти лет. На какие-то секунды полковник отвлекается от происходящего, поддавшись нахлынувшим воспоминаниям. Хороший момент, чтоб избавиться от проблемы, не так ли? Однако Огненному везет, и вместо вошедшего в тело железа его прерывает неокрепший детский голос, похожий на девичий:

— Я пойду. А с ним что?

Осознавая предыдущую ошибку, которая могла обернуться плачевными последствиями, Рой прилагает некоторые усилия, чтоб не обернуться и вновь не бросить мрачный, сочувствующий взгляд на место, где нашел свой временный приют труп чьего-то сына.

«Так легко согласился?.. Благоразумие или парнишка взаправду не при чем?» — пожалуй, именно такой оказывается первая после ответа, который все равно ничего бы не изменил, отчетливая мысль алхимика, все также держащего руку наготове. Пусть даже теперь этот человек, судя по едва различимым во всепоглощающей, царствующей тьме движениям, куда меньше похож на жертву, кто знает, что на самом деле у потенциального противника на уме. Актерский талант никто не отменял, ровно как и человеческий фактор — возможность что-либо недосмотреть.

Только после этого проскальзывает мысль о непосредственно дальнейших действиях, но решение приходит сразу: достаточно лишь добраться до ближайшей телефонной будки и вызвать военных, которым не повезло сегодня держать службу в ночное время. Отпускать «находку» Мустанг все также не собирается, к месту связи они должны отправиться вместе.

В конце концов, полковник решает, что без ущерба и риска можно временно покинуть этот переулок. Даже не так — необходимо. Сам Инквизитор, а алхимик стопроцентно уверен, что это именно он, за трупом уже вряд ли вернется, это рискованно, да и смысл вряд ли имеется; а если сюда и забредет какой подвыпивший гуляка, то он скорее шарахнется изуродованного мертвеца, нежели что-то с ним сделает. Ему достаточно только вызвать дежурных, и через пару часов корень проблемы будет устранен, в то время как полковник уже будет опрашивать очевидца о произошедшем и, возможно, происходившем задолго до этого вечера.

— Сейчас тебя больше должна волновать своя судьба, — чуть менее эмоционально, но тем не менее резко, мрачно изрекает Рой, грозно довершая свою мысль, — брось нож и подойди ближе.

Все-таки его еще не отпустила гремучая смесь из досады, злобы, отвращения и скорби. И тем не менее Мустанг упорно старается не позволить эмоциям взять контроль над ним, пытается сдерживаться, чтоб не отыграться на «пленнике» пусть даже в виде грубой фразы. Офицеру подобное непозволительно.

+1

13

После слов офицера Леонор, не задумываясь, отпускает нож из холодных тонких пальцев, и он летит мёртвым грузом на землю. Падает с каким-то слишком громким звуком, вероятно, ударившись о крышку канализационного люка.
Спустя мгновение девушка делает медленный шаг вперёд.

Интересно, сколько раз Мустанг произносил эту фразу?

Бросай оружие.
Сдавайся.

А затем одна точная пуля (или огненная вспышка?) прямо в голову побеждённому.
Сколько раз она слышала в баре истории, заставляющие её волосы вставать дыбом. Про приказы, а зачастую и личные решения убивать даже сдавшихся пленников. Безусловно, рассказы об этом могли быть сочтены армейским преступлением, но в любой момент рассказчик мог сослаться на ложь, на приукрашивание ради красного словца, да на худой конец, на алкогольную невменяемость. 
Забавным фактом (именно таким Леонор его находила), было то, что людей, искренне раскаивавшихся в ужасах войны, было в разы меньше, чем тех, кто гордился, к примеру, изнасилованием пары десяток женщин Ишвара перед зверским их умерщвлением. Кто-то между перерывами поблевать в сортире во всё горло хвастался, что собрал целую коллекцию писем с тел мёртвых ишваритов.  А кое-кто и вовсе отличился, и, пользуясь вседозволенностью, устраивал свой маленький кусочек ада на земле, издеваясь над покинутыми богом людьми на равных с Инквизитором, а может и похлеще.

А полковник-то явно тёмная лошадка. Ну не мог настолько высоко подняться по карьерной лестнице человек, чьи руки не по локоть в крови. Уж это Леонор знает на своей собственной шкуре.

Девушка делает ещё один шаг в сторону полковника, и в этот момент её волосы подхватывает прохладный ветер, дующий сбоку.  Леонор пытается смахнуть упавшую на глаза чёлку рукой. Она сознает, что идет слишком медленно, но отчасти ей это даже нравится.  Нравится испытывать терпение полковника. Злить его. Какая-то её часть даже хочет, чтобы он проявил себя «во всей красе», чтобы испытать мрачное удовлетворение и убедиться, что все алхимики – как её родные, так и все прочие – прогнили насквозь.

Алхимия убивает. Вначале она возносит на вершину, затем кружит голову, и большинство алхимиков, если не все, теряют рассудок. Девушка твёрдо уверена, что остаться наверху в своём уме невозможно. Алхимия портит сам склад ума, извращая и развращая его, постоянно подсовывая обладателю всем известный вопрос: «А что, если…?»

А что, если я применю алхимию, чтобы получить желаемое?
А что, если я  проведу запретную трансмутацию?
А что, если  я убъю человека?

Леонор подходит почти вплотную. С полковником их разделяют разве что пара шагов да стена подозрительности по отношению друг к другу. Она поднимает глаза, ожидая дальнейших инструкций.

[offtop]Примечание от Истины:
Персонаж получает 5 единиц энергии и жизни.
[/offtop]

+1

14

Что чувствует этот гражданский, попав в такую ситуацию? Что он на самом деле планирует делать? Кто знает. Мустанг, например, не относится к числу этих самых знающих. Вариантов масса: страх, смирение, холодное ожидание удобного момента...
Полковник останавливается на страхе, нерешительности. Он практически не видит лица, делает вывод исходя из скорости приближения. Это раздражает, но Рой старается понять оппонента, не торопит ни фразами, ни действиями, ждет.

В какой-то из этих моментов приходит хорошее предчувствие, наконец практически соскребающее осадок от отрицательной стороны всего произошедшего. Да, Инквизитор непременно должен быть вскоре пойман. Наконец прекратится вся эта череда зверских убийств, наконец Централ вздохнет спокойно, а люди перестанут бояться выходить на улицу, когда солнце уже садится. Может быть, приятным бонусом к этому альтруистическому подвигу станет повышение или какая-нибудь другая «плюшка» от военного начальства, а это уже пара шагов на пути к посту главы государства, чего Огненный желает до сих пор, по большей части из-за своих патриотических и народолюбческих идеалов. Вот уж интересно, через что придется еще пройти, чтоб попытаться добиться успеха в этой цели или разочароваться, так и не сумев достичь верхушки? Какого количества жизней в целом будет все это стоить, будь то война, в которой необходимо себя проявить, поимка очередного маньяка или что-то еще?
Но сейчас Мустанг всей своей сущностью ощущает, что зверю осталось недолго бегать на воле. Пусть это ощущение и может оказаться обманчивым, но пока появилась уверенность, довольно сильно повышающая боевой дух, не стоит ее омрачать сомнениями и излишними мыслями о том, что все равно уже не изменить, которые так часто прокрадываются в разум офицера.

«Пленник» поднимает взгляд, и даже при настолько плохом освещении его удается частично прочитать. Рой ошибся в своих суждениях и осознал это: страха не было, лишь некие подобия наслаждения и любопытства. Алхимик перестает даже примерно понимать, что творится в голове этого человека, а происходящее, как и эта личность, теперь начинают раздражать военного.
Он подходит на шаг ближе, вытягивает руку и, грубо схватив за плечо, хрупковатости которого успевает и удивиться, «разворачивает» свидетеля примерно на сто восемьдесят градусов. Подталкивает вперед, кратко обозначив, что они направляются к ближайшей крупной улице.
Уже там полковнику предстоит лишь вызвать группу военных, чтоб те обшарили место, где оставлен труп, непосредственно их дождаться и отправиться в штаб, где и предстоит своего рода допрос. Ну и ночка выдалась, черт подери.

+1

15

Прикосновение Мустанга вызывает крайне неприятное чувство. Леонор осознаёт, что Огненный гораздо сильнее её физически, даже без учёта алхимии, а, следовательно, сопротивляться нет смысла. Аместрийка подчиняется, и они идут в сторону широкой улицы.
Небо совершенно безоблачно, и ярко-жёлтая луна отражается в лужицах, кое-где поблескивая в выемках улиц Централа.

Направление, выбранное полковником, даёт понять, что домой Леонор попадёт весьма не скоро: судя по всему он ведёт её к армейскому участку, чтобы передать своим людям или допросить лично. Добраться до ближайшего отделения можно не более чем за пятнадцать минут ходьбы в среднем темпе. Леонор хорошо знает город, и прикинуть расстояние не составляет труда.
Леонор идёт чуть впереди Мустанга, что не позволяет ей увидеть выражение его лица, но по тому, как сильно он сжимает её плечо, можно догадаться, что полковник сосредоточен на том, как бы не выпустить её из-под контроля. Намерения его решительны, а действия непоколебимы. Мысленно девушка возвращается  к недавним событиям. Сейчас ей ничего не остаётся, кроме как размышлять.

Да что же, чёрт побери, с тобой сейчас не так? Почему на душе скребут кошки? Ты же жива! Разве не об этом ты мысленно молила какое-то время назад? Почему происшедшее вызывает досаду? Не страх, не облегчение от спасения?  Это похоже на… многообещающую книгу, развязку которой так долго предвкушаешь, но она оказывается пресной и ничтожной.

Анализируя своё состояние, Леонор не без удивления отмечает, что она разочарована в Инквизиторе: тот, кто поставил на уши весь Централ (было в этом что-то тошнотворно-восхитительное), в итоге бежал, поджав хвост! Не так она представляла столь  выдающегося убийцу. На деле проклятый трус. Да и полковник. Взять и вот так просто упустить маньяка из-под носа?! Не единого выстрела, ни огненной вспышки – ничего!

Самое удивительное, что тревоги за свою жизнь больше нет, как и всех связанных с этим негативных эмоций - лишь то, как развернулись события, наполняет Леонор чувством горечи.

Во рту девушка ощущает солёный вкус крови. Наверное, прикусила губу, отскакивая от взмаха Инквизитора. Кровь наводит её на мысли о мальчике, растерзанном и брошенном средь переулка, словно потроха, оставшиеся после разделки коровьей туши.
Конечно же. Мустанг не позаботится о судьбе тела, вернее, сделает это, но в последнюю очередь. Ему ведь так важно привести свою зацепку, показать, что он не настолько никчёмный, нисколько не сдал позиции. Вся эта загадочная история с его глазом… Может, он действительно потерял хватку?

Да, он приведет её для дачи показаний. Но тут же всплывёт вся её биография, а значит, уведомят её отца.  Уж он-то точно не потерпит, что его внебрачную «бракованную» дочурку застукали в «компашке» Инквизитора.
На смену разочарованию на девушку накатывает волна отчаяния, и на выходе из переулка Леонор неожиданно останавливается, заставляя Мустанга последовать её примеру. Не поднимая глаз, сама не ожидая от себя такого, девушка выпаливает:

- Вам, армейским псам, ведь всё равно? Кого представить в качестве обвиняемого. Почему бы просто не поговорить сейчас? Полковник. Или я не достойна… вашего личного внимания?

+1

16

Рой МустангТеперь слух резали даже собственные шаги: громко, быстро, будто от отчаяния как можно сильнее вдавливая тяжёлой армейской обувью влажную почву, Мустанг в глубине души желал лишь немедля убраться из этих злосчастных переулков. 

Настроение было убито окончательно: стиснув зубы, Рой огромным усилием вынудил себя смотреть только вперёд, не оборачиваясь на гниющий труп, тошнотворный запах которого, казалось, заполонил всю улицу и душил, словно невидимая удавка. За всё это время Мустанг ни разу  целиком не посмотрел на жертву Инквизитора. И дело было вовсе не в том, что у него не было на то времени.

Встряхнув головой, Мустанг выдохнул весь воздух из лёгких и, сощурившись, окинул вмиг потемневшим взглядом улицу впереди. До телефонной будки было недалеко: поворот направо, через хлебобулочную лавку, дальше — вдоль забора, отгораживающего ряд элитных частных домов, и спасительная будка ещё издалека будет видна неподалёку от широкого, тёмного дерева (Рой считал, что это дуб. Впрочем, в деревьях он разбирался плохо), не заметить которое было чрезвычайно сложно.

Нахмурившись и невольно сжав плечо «пленника» сильнее, Рой чуть ли не зашипел яростное ругательство сквозь зубы: тащить мальчишку до будки нельзя, слишком велик риск, что тот метнётся прочь, пока Мустанг будет разбираться с чёртовым автоматом. Покачав головой, Рой невольно согласился — иного выхода нет, придётся идти прямиком в штаб.

Внезапно парень остановился — Мустанг, явно не ожидавший сопротивления, чуть не ударился ему в спину, успев остановиться лишь за шаг до столь досадного прокола. Из груди до горла поднялся тугой, горячий ком раздражения и злобы, а где-то в тёмных недрах головы проскочила мысль, что если мальчишка попытается бежать, обожжённых дотла ног ему не избежать. Однако прежде, чем Рой успел высказать угрозу вслух или, по крайней мере, поторопить «пленника» толчком в спину, парень заговорил сам:

— Вам, армейским псам, ведь всё равно? Кого представить в качестве обвиняемого. Почему бы просто не поговорить сейчас? Полковник. Или я не достойна… вашего личного внимания?

Рой промолчал. Даже злоба, острыми прутьями сжавшая его горло, куда-то отступила. Мерно вздохнув, Мустанг вышел на несколько шагов вперёд, поравнявшись с болтуном. Эти нелепые, детские обвинения армии во всех грехах были для него столь же привычны, как пение петуха для фермера по утрам. Взволновало Роя иное — голос мальчишки. Нахмурив брови, Мустанг резким движением развернул парня лицом к себе. Слишком звонкий и высокий, а этот мальчишка уже явно не ребёнок, чтобы обладать подобным тембром. А ещё и это «не достойна»...

Рой пристально всмотрелся в очертания его лица — мрак переулков скрыл от него многое в облике свидетеля. Теперь, под ярким светом луны и редких уличных фонарей, Мустанг видел того как на ладони: большие, голубые глаза, овальное, заострённое ближе к подбородку лицо, пушистые ресницы. Мустангу хватило мгновения, чтобы вычленить эти детали, которые тут же словно ошпарили его кипятком с ног до головы. Судорожно забегав глазами с «паренька» на свою руку, держащую его, а потом и вовсе — на землю под ногами, Рой с почти болезненным нежеланием впитал в себя такую догадку, что перед ним, скорее всего, стоит девушка.

Хрупкая, маленькая девушка. От неё точно не будешь ждать подвоха — разве не идеальный соучастник? На вид как бедная овечка — но разве Инквизитор позволил бы ей остаться в живых, будь она случайным свидетелем?

— Тебя допросят в Штабе. Как и полагается, — спутано, немного рассеянно произнёс Рой, тотчас же взяв себя в руки и вновь окутав голос в холодную сталь, — в твоих же интересах не сопротивляться, иначе быстро перейдешь из ряда свидетелей на место подозреваемых в соучастии. Если ты не виновата — тебе и нечего волноваться.

0

17

Сюжетный ход

Едва Рой успел договорить, как в воздухе послышался тихий свист, похожий на едва слышимый скрип колёс. А после произошло страшное: Леонор замерла, глаза её медленно закатились, а тело обмякло, как у тряпичной куклы. Из шеи девушки торчал длинный острый дротик с красным пером на конце.

0

18

Девчонка рухнула настолько стремительно, что полковник едва успел подхватить её на руки, чтобы только не разбила себе голову. Свободной рукой Огненный быстро, пока яд не распространился по организму, вытащил дротик. Тут же припал губами к месту укола, стараясь высосать яд. Горький привкус на губах был слабым, а это значило только одно - он опоздал. Инквизитор слишком хорошо разбирается в отравляющих веществах. В том, что это был именно он, Мустанг не сомневался.
Не растрачиваясь на лишние сантименты, мужчина подхватил безвольное тело на руки. Больница была на расстоянии пары кварталов, и он мог ещё успеть. Конечно, оставался риск, что девушка уже умерла, и тогда единственный возможный соучастник маньяка так и не сможет ничего поведать армии. Но чтобы проверить биение девичьего сердца, следовало раздеть её, прислушаться, а на это времени у полковника не было.
Огненный развернулся на каблуках и припустил бегом, прижимая к себе лёгкое тельце, как дорогое сокровище. Если он не успеет, то вскоре будут ещё и ещё жертвы, а этого допускать нельзя. Любой ценой.
Тяжёлые сапоги громыхали в ночной тишине. Ни одной машины, как на зло, не попадалось на пути. Дышала ли девушка на его руках? Полковник не знал. Пульс стучал в ушах, и единственным, о чём думал сейчас Мустанг, было "успеть".
В приёмный покой он влетел на всех парах. К чести медсестёр, они быстро оценили ситуацию, и вот уже перед ним остановили каталку, на которую мужчина сгрузил самого ценного свидетеля. Не успела пациентка скрыться за поворотом, как появился врач, который просто схватил Роя за руку и потащил в ту же сторону, на ходу расспрашивая о случившимся. Поняв, что многого добиться всё равно не удастся, доктор махнул рукой и отпустил полковника, пообещав позвонить в штаб, как только они выведут девушку из критического состояния. Огненный благодарно кивнул и направился к выходу из больницы. Здесь он всё равно уже ничего сделать не сможет, а вот о найденном трупе в штаб всё ещё следовало сообщить.

+1

19

[h1]Эпизод закрыт[/h1]

0


Вы здесь » Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros » Завершённые эпизоды » [07.07.1915] Лоб в лоб


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC