Главный на Уроборосе - Истина. Обращайтесь к нему по любым вопросам.
Отправить сообщение; ВК; ICQ - 698600825; Skype - fmatruth

Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros » Альтернативные события » Подозрительность порождает призраки


Подозрительность порождает призраки

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Персонажи:
Эдвард Элрик; Альфонс Элрик; Рой Мустанг.

Место действия:
Игра стартует в кабинете Мустанга. Последующие события будут происходить в захолустной деревеньке на окраине Централа.

Время и погода:
Спустя три года после нынешних событий (1918 год).
Начальная погода: лето; солнечно, но ветер прохладный.

Предыстория:
Из далёкой деревеньки приносят письмо с просьбой о помощи: у них пропадают люди. Бесследно исчезают, словно сквозь землю проваливаются. Дело кажется серьёзным, и потому сам Рой Мустанг решает взяться за него, прихватив заодно и братьев Элриков.

0

2

С возрастом приходит и ответственность. Нет, конечно, Эдвард определённо усвоил этот урок, еще совсем мальчишкой стараясь оберегать младшего брата от опасных воздействий, но, как видите, строить из себя хорошего брата у него выходило из рук вон плохо. Но теперь-то уж Государственный Алхимик наконец может доказать всему живому на земле, что он наконец повзрослел.

– Ты готов? – мягко улыбаясь Альфонсу, Элрик старший едва потрепал его пшеничного оттенка короткие волосы и, опуская руку на плечо, тихо вздохнул и выпрямился в осанке.

Вести о вызове дошли до Эдварда, когда он как обычно проводил время с младшим братом, будто бы стараясь тем самым наверстать упущенное время, дать ему новые воспоминания. Это было первое задание Ала в качестве Государственного Алхимика, и его брат был безумно горд за свою половинку, за то, что тот не терял времени зря. За его усилия и удивительную целеустремленность. И, наблюдая за тем, как Альфонс, словно совсем юный бутон, расцветал на его глазах, блондин искренне восхищался, пусть и не показывал свои истинные эмоции, пряча их за маской относительного спокойствия.

«Все же закон равноценного обмена способен носить и созидательный благосклонный к оппоненту характер».

Однако, казалось, что сам Эд волновался куда больше Альфонса: он то и дело вытирал потевшую ладонь о привычный плащ, судорожно постукивал зубами, будто бы не мог высохнуть после ледяного душа, и выглядел при всей свой статности куда более взъерошенным, чем обычно.

– Не беспокойся ни о чем. На этом задании я буду рядом и в любом случае постараюсь сделать все возможное для твоей защиты, – настойчиво заявляет алхимик, в первую очередь успокаивая именно себя. Он шел впереди, иногда поворачиваясь к Альфонсу, будто бы предостерегая себя и его от незапланированного побега. Ну, мало ли? Ему просто хотелось, чтобы все прошло в лучшем виде, чтобы это задание брат запомнил как... нет, чтобы воспоминания о нем были одними из самых ярких и чистых. Чтобы Альфонс, в конце-концов, получил долю приятных эмоций.

Кабинет Мустанга был в нескольких шагах от нынешнего местоположения братьев, так что, стоило им настигнуть необходимую дверь, как «взрослому» алхимику приходится остановиться и повернуться к своей кровинки.

– Что ж, пути назад нет, так что с этого момента можешь официально отчитывать минуты до успешного завершения, – по-доброму усмехается юноша и, поворачиваясь к двери, короткой дробью стучит и, получая (или нет, это роли не играет) разрешения войти, нажимает на дверную ручку и предстает в проходе.
– Вызывали, полковник? – едва поднимая один уголок рта, криво улыбается и, пропуская брата вперед, проходит в кабинет. Разумеется, дверь он закрывает, вставая к ней спиной.

+1

3

В коридоре пахло крепким кофе — ароматом, успевшим стать для Альфонса родным, почти домашним, несмотря на то, что Ал был здесь первый раз на своей памяти.

Волнительный трепет сдавливал Альфонса изнутри: часто дыша, он шёл вслед за шагающим и бубнящим себе под нос братом. Первое задание от армии. Возможно, благодаря нему этот день станет одним из важнейших в его жизни! Вторым после успешной сдачи государственного экзамена.

— Ты готов?

Сердце забилось до горячего пульса в груди. Коротко моргнув, Ал поднял встревоженный взгляд на спину Эда, неуверенно протянув тихое, скорее всего утонувшее в потоке военного гама «да-а-а».
«Ты готов?». Такой же вопрос брат задал ему перед сдачей экзамена. Перед тестом. Перед практикой. Перед получением часов.

На лице Альфонса дрогнула улыбка, и он, замедлив шаг, бережливо вытащил прицепленные к ремню цепочкой серебряные часы — тяжёлые, отчего уронить их было ещё страшнее. Прикусив изнутри щёку от волнения, Ал крепко обхватил часы обеими руками, в который раз любуясь выгравированным на крышке драконом и венком, обвивающим его по кругу. Так сколько лепестков в нём было?..

Удар в плечо. На спину словно вылили ведро ледяной воды. Его толкнули. Вцепившись в часы, как кошка в мышку, Ал прижал их к груди и, не дыша, на самую малость остановился. Сзади послышалось удаляющееся «Смотри, куда идёшь!», и Альфонс покрылся горячей испариной. Его толкнули. Потому что шёл как баран, не смотря по сторонам. А вдруг об этом кто узнает?! Альфонс ощутил, как щёки стыдливо загорелись...

— Не беспокойся ни о чем. На этом задании я буду рядом и в любом случае постараюсь сделать все возможное для твоей защиты.

Спокойно. Выдохнув, Ал убрал часы обратно в карман и, не убирая руки с них (вдруг выпадут?), в два широких шага нагнал брата. И о чём он только говорит! Поравнявшись с Эдом, Альфонс насупился и окинул питающим дрожащую уверенность взглядом синюю массу военных, снующих кто куда на манер муравьёв в своём домишке.

— Братик, мне не нужна защита. — Ал нахмурился. Слишком грубо и сухо. По-военному, но на душе коробит. Вздохнув, Альфонс улыбнулся и продолжил. — Я теперь часть армии и сам должен защищать и себя, и тебя, и всех, кто в этом нуждается!

Нужный кабинет оказался несправедливо близок — никаких десятых лестниц, никаких очередей. Пустующий коридор и высокая (по стандарту), статная (покрытая царапинами и следами от подошв), тёмная (стоящая там, где лучи солнца почти не падают) дверь, ведущая в кабинет самого Роя Мустанга.

В глотке в одночасье пересохло. Не сводя расширенных от удивления и восхищения глаз с запертого помещения, где ему предстояло оказаться, Альфонс топтался на месте от волнения, горячей волной поднимающегося до затылка и оставляющего за собой до скрежета зубов холодный шлейф. Сегодня он получит задание от Роя Мустанга. Самого. Роя. Мустанга. Сердце отбило резкий удар, а потом Ал словно перестал его чувствовать — голова стала ватной, а в животе заёрзал уснувший было моток колючей проволоки.

— Что ж, пути назад нет, так что с этого момента можешь официально отчитывать минуты до успешного завершения.

Знаю.
Ал закрыл глаза, приводя дыхание в порядок. Выпрямить спину, встать ровно, руки по бокам, ноги вместе... И чёлка на глаза падать не должна — сощурившись, Альфонс сдул её прочь и от испуга замер, когда брат постучался и, не выжидая приглашения, открыл дверь настежь.

Что говорить.
Что делать.
Как идти.
Поздно думать, надо делать!

Выдохнув через рот, Альфонс прошмыгнул внутрь, резко остановившись на пороге. Щёки вновь загорелись. Впереди сидел он. Окно, стена, стол. Стол, ковёр... ковёр! Уронив взгляд на пол, Ал сжался, не в силах выдавить из себя ни слова, ни шевеления пальцем.

— Вызывали, полковник?

Брат закрыл дверь, и Альфонс еле заметно дрогнул, провожая несоразмерно громкий звук её хлопка. Нельзя стоять и смотреть вниз. Непозволительно. Рука нащупывает лежащие в кармане часы. Краем глаза Ал замечает брата. В груди неуверенно пихается тёплым, почти приятным, и Альфонс мёртвой хваткой цепляется за секундное воодушевление, чтобы исправить положение.

— Доброго дня, полковник Рой Мустанг! — выкрикивает он на одном выдохе и резко поднимает взбудораженный взгляд на сидящего перед носом военного. Левая? Правая? Ноги подкашиваются, глаза так и норовят опуститься... Облизнув губы, Ал отдаёт воинское приветствие одеревеневшей левой рукой и замирает, ожидая приказа.

0

4

Утро не задалось с самого вечера. Тонна бумаг не уменьшалась весь предыдущий день, в связи с чем пришлось часть работы забрать на дом. Само собой, что над отчётами, опросами и пояснениями мужчина засиделся до глубокой ночи, из-за чего с начала рабочего дня и до сего момента кружка с кофе успела опорожниться раз семь. Но, несмотря на сонливость, Мустанг был целиком и полностью сосредоточен на задаче.
Позавчера ему пришло письмо из Рейнгольда - небольшой деревушки к северу от Аместриса. Текст явно был написан взволнованным человеком. Подписи не было. Это было очень странно, а потому полковник обзвонил всю округу деревушки в попытках узнать, что у них там происходит. В самом Рейнгольде телефонная связь отсутствовала. Это вообще было то ещё захолустье, и раньше Рой голову на отсечение бы дал, что уж где-где, а в подобном месте в ближайшее столетие вообще ничего не произойдёт. Это было местечко из тех, где жизнь коренного населения повторялась изо дня в день, корректируясь по сезону. Но уж слишком паническим был текст письма.
Вчера мужчина читал как раз те самые ответы на свои запросы. По всему выходило, что деревенька переживает не самые лучшие времена, но в последние недели там стало совсем худо. С одинаковой периодичностью начали пропадать люди. Списка полковник так и не получил, а потому даже примерно не мог узнать, с какой целью аборигены могли кому-то понадобиться. В том, что дело очень даже серьёзно, его убедил ответ на запрос от Гарри - парнишки, занимающего теперь место Хьюза - о том, что армия к этому непричастна и, более того, до получения этого письма даже их отдел был не в курсе происходящего. Чуть позже обеда Огненный направил уведомление Элрикам. С одной стороны, следовало прояснить ситуацию изнутри, а с другой - Альфонс после вступления в ряды военнослужащих ещё не получал ни одного задания. Было бы неплохо поместить его сразу в боевые условия, это помогло бы ему снять излишнюю робость. Но и оставить на его защите только старшего брата было бы не очень разумно, ведь теперь, когда Ал вернул живое тело, большая часть забот Эдварда будет сводиться к тому, чтобы присматривать за целостью и сохранностью брата. Надо было послать с ними кого-то ещё. Рациональная часть твердила о том, что посланным может быть любой из подчинённых. Душа же требовала приключений. И в этот раз она явно перевесила.
Когда в дверь постучали, полковник оторвался от бумаг и стал аккуратно собирать в стопочку необходимые для прочтения Элриками. Эдвард ожидаемо ворвался без разрешения, а за ним осторожно просочился Альфонс.
— Вызывали, полковник? - Звонко спросил старший.
Младший же явно растерялся, но Мустанг и не думал ему помогать. Еле сдерживая улыбку он наблюдал за метаниями парня, пока тот не отсалютовал левой рукой и не поздоровался.
Краешек губ Роя дрогнул, но он тут же вернул на лицо прежнее серьёзное выражение. Жестом мужчина предложил мальчишкам сесть напротив себя, и начал рассказ:
- На днях пришло сообщение из Рейнгольда. В деревне пропадают люди. Никаких причин этого армия не знает, но подозревает, что это похищения. Необходимо отправиться на место, изучить обстановку и найти виновного. В течение всего этого времени вы будете находиться под моим руководством, так как отпускать вас туда один я не считаю рациональным. Вопросы?
Полковник внимательно следил за выражением лиц блондинов в готовности отразить любые нападки Эдварда. Рой очень сомневался, что тот так просто согласится на работу под чьим-то - а тем более под мустанговым - руководством.

0

5

Стального лишь забавляет сконфуженность брата, помниться, сам он вел себя совершенно иначе, наплевав на все правила приличия и соблюдение субординации, но юноша лишь улыбается, чтобы подбодрить брата, бросившего на него беглый взгляд и отдавшего честь левой рукой. Ну, да не важно, как говориться, первый блин всегда комом, а Альфонс еще успеет освоиться тут.

Он ведь совершенно не такой, как старший брат, более тихий и скромный, и уж точно не будет спорить с начальством, даже, не смотря на то, что это самое начальство, в лице полковника Роя Мустанга иногда бывает совершенно бесполезным. На лице Эдварда расплылась гаденькая улыбочка, но он ничего не сказал, не желая портить брату первый день в штабе.

Подталкивая Ала в спину, Эд прошел вглубь кабинета начальника и свободно развалился на стуле, закинув ногу на ногу, приготовился слушать, что в этот раз придумал раздражающий полковник. Сначала Эдвард не услышал ничего не обычного, их отправляют заниматься тем, с чем не смогла разобраться армия, все как обычно - мясо верхушке армии, а кости собакам.

- Что? - парень подскочил со своего стула, ударяя ладонями о стол своего начальника, - что вы такое несете, полковник? Думаете, мы не в состоянии найти какого-то похитителя? Вы нас недооцениваете!

Перегнувшись через стол, произнес Стальной алхимик, не сводя глаз с полковника. Замолчав, он резко выпрямился, скрестив руки на груди. Не будь это задание таким важным для Ала, он не раздумывая сказал бы, что они все сделают самостоятельно и покинул кабинет, громко хлопнув дверью. Но сейчас, подавив клокочущее в груди раздражение, юный алхимик, посмотрел на брата, глаза его перестали метать молнии, а складка между бровями разгладилась.

- Что скажешь, Ал?

Плюхнувшись на стул, боком к Рою, Элрик, запустил пальцы в челку и опустил голову, словно сдаваясь и показывая, что ради братишки, он готов потерпеть полковника возле себя на некоторое время.

- Так, что там за деревня? - обратился он уже к полковнику. Через секунду губы алхимика озарила улыбка победителя и он, не скрывая ехидных ноток в голосе, спросил:

- А вы уверены, что в самый подходящий момент не пойдет дождь, и вы не станете совершенно бесполезным? - Не только же Мустангу то и дело напоминать Эдварду про его рост, ведь дождь действительно может пойти и тогда Рой станет легкой мишенью, а возможно и обузой. Встав со стула, он театрально скинул челку с глаз и пошел к двери.

- Так, когда мы там, выезжаем?

+1


Вы здесь » Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros » Альтернативные события » Подозрительность порождает призраки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC