Главный на Уроборосе - Истина. Обращайтесь к нему по любым вопросам.
Отправить сообщение; ВК; ICQ - 698600825; Skype - fmatruth

Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros » Сюжетные эпизоды » [21.05.1915] Начало пути


[21.05.1915] Начало пути

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Персонажи:
Нора О’Коннелл; Смерть.

Место действия:
Центральный парк.

Время и погода:
Поздний вечер — время, когда первая смена военных расходится по домам. На дворе прохладно, немного моросит.

Предыстория:
Великие планы начались с не менее великих заданий: Джейсон отдал Смерти приказ найти и привести ему алхимика — и лучше, если тот будет цепным псом. Теперь гомункулу необходимо не только обнаружить государственного алхимика среди блуждающих по улицам людей, но и увести его с собой так, чтобы никто ничего не заметил.

0

2

Кто бы мог подумать, что с работы можно возвращаться в приподнятом настроении. Пара чашек чая и добрая беседа славно согревают душу. Мир перестает быть неподвижным объектом наблюдения, за которым лишь безмолвно смотришь, но частью которого словно не являешься. Этого ей с лихвой хватит, когда она переступит порог собственного дома: тишина, приправленная тихим попискиванием, доносящимся из вивария, и шелестом дождя за окном. Сейчас же можно просто насладиться прогулкой.
Центральный парк удивлял своей малолюдностью. До сумерек было еще далеко и, тем не менее, свет сквозь сплошное полотно облаков лился блеклый. Небо исходило тепловатой моросью, воздух казался излишне влажным. Отвратная погода для очкарика, но ничего не поделаешь. Впрочем, эту проблему был призван исправить самый обыкновенный зонт.
Нора вышагивала по мощеной дорожке классическим энергосберегающим шагом военного, когда «максимальная» скорость достигается наименьшими затратами. Путь, как и всегда, шел напрямик. Будь ее воля, всякий раз она бы пересекала все расстояние до дома при помощи служебного транспорта, но начальство решило, что слишком много чести: и так почти целыми днями дома сидит, а тут еще по первой прихоти выделяй ей машину. Поэтому приходилось выдержать несколько скучных минут быстрым шагом. Алхимик малых жизней в полном боевом обмундировании, по сути, являлась для здешних мест явлением вполне типичным, пускай и довольно редким. Даже детишек толком не попугаешь при желании. Эх, обыденность…
На спинке одной из ближайших лавочек, которые миновала Нора, сидел ворон. Довольно-таки странный ворон. При первом рассмотрении он казался обыкновенном, да только вот… любая уважающая свою жизнь и здоровье птица спешила скрыться во время дождя. А этот грач был весьма печальным и мокрым. Он будто всем своим видом говорил: мне все равно. Учитывая тот факт, что этот вид птиц на фоне остальных кажется более продуманным, поведение его казалось легкомысленным, но причина довольно-таки быстро себя обнаружила: крыло птицы было повреждено, поэтому, не имея возможности его сложить, ворон держал его полуоткрытым. И ждал. Скорее всего, пока холодные капли сделают свое дело, затопчет какой-нибудь бродячий пес или пришибет из рогатки малолетний хулиган.
Его безмолвный образ на фоне посеревшей от бедного освещения природы выглядел весьма удручающе. Только вот… майор никогда не была альтруистом. И на самом деле она была против бесконтрольного размножения различной бродячей живности на улицах города. Почти все бездомное зверье являлось переносчиками различного рода хворей и недурно порою прибавляло ей работы. Будь ее воля, все оно было бы досконально потравлено в кратчайшие сроки, но такого глобального разгула ей пока никто не позволял.
Оттого принятие решения заняло некоторое время. Нора очень медленно приблизилась. Ворон в свою очередь в два кривых скачка разорвал дистанцию. Вполне ожидаемое поведение. Свернуть ему шею или пристрелить было бы куда проще. Но нет… похоже, и тут она обнаружила для себя возможную выгоду. И все потому, что у грачей птичьих мозгов побольше, чем у остальных. Что ж, тогда придется немного задержаться.
Девушка сделала осторожный шаг, который ворон пока что проигнорировал. Проще всего было накрыть птицу мундиром, да вот… как-то несолидно выходит что ли. Хотя это несколько лучше, чем поклеванные руки. Еще шаг вперед. Грач отзывается неодобрительным хриплым карканьем. Разговорчивый. Если выходить и как следует обучить, такая птица сможет неплохо имитировать человеческую речь. Можно будет отваживать от дома незваных гостей… Плавное короткое движение. Интересно, какова вероятность того, что он сам запрыгнет ей на руку? Ведь не нулевая? Ворон пялится на раскрытую ладонь и мелкими шажками упорно отступает к краю лавочки.
- Ну же. Не упрямься. Я не желаю тебе зла, - голос звучал мягко, почти даже ласково.
Она бы ни за что не поверила, что кто-нибудь бы повелся на подобного рода уговоры. Даже будучи разумным созданием. Но попробовать поймать его простым способом все же следовало. При иных обстоятельствах ей придется ненадолго отлучится… Кто знает, что может случиться с этой птахой, пока ее не будет рядом.

Отредактировано Нора О’Коннелл (Сб, 19 Мар 2016 22:55:29)

0

3

Находясь в убежище и днями не видя солнечного света, начинаешь от него отвыкать. Нет, ты не становишься подобием крота, не слепнешь, просто осознаёшь, что тебе и под искусственным освещением неплохо живётся. Смерть подумал, что он чем-то похож на растение, выращиваемое в закрытой теплице со всеми условиями: и светло, и сухо, и никто не нападает. Можно было бы продолжать вот так блаженно лежать, дожидаясь свершения великих планов Джейсона, однако тот почему-то всё никак не мог достичь своих целей. «Это долго, ему потребуются годы» - думалось гомункулу почти каждый день, когда собратья шныряли туда-сюда, напоминая чем-то неупокоенных призраков. Как-то редко хозяину что-то нужно, может, пока не время, а может, он просто решил передохнуть? Кто знает.
Но вот, наконец, создатель отдал приказ: привести алхимика, желательно государственного. Правда, кого именно, а также где искать, Джейсон не сказал, и это значительно усложняло задачу. Может, придётся столкнуться с какой-нибудь неадекватной персоной, и это расстроит хозяина? Придётся постараться, дабы не допустить подобного.
Когда в глаза ударил свет, Смерть прикрыл их рукой — непривычно. Это, впрочем, не помешало ему пойти дальше, в город, в поисках алхимиков. Сейчас — днём — они должны были быть или на работе, или на перекусе, вот только как незаметно привести одного из них в логово? Сразу понижать давление было глупой идеей: это точно заметят, в итоге операция из тихой превратится в шумную, со множеством погонь и алхимических драк. Сказать: «Привет, хочешь интересную штуку покажу?» - без комментариев. Нужна была убедительная причина, такая, чтобы согласился любой. Пообещать денег? Почему бы и нет, люди ведь любят деньги.
В поисках нужного человека прошёл целый день: потенциальные жертвы то ходили кучей, то стояли, дожидаясь транспорта, и подойти к ним не представлялось возможным: странно это, когда к тебе подходит кто-то и начинает расспрашивать, пытаться заговорить, при том делая всё с каменным лицом. Гомункул был удручён. Сегодня с ним уже столько раз пытались завести диалог, он столько раз тонул в потоке людей, сперва идущих на обед, а после — домой. Ни в кого не впечататься, не наступить кому-либо на ногу — это было похоже на своеобразную тренировку внимательности.
Когда наплыв усталых работяг сошёл на нет, Смерть ретировался в ближайший парк, решив привести мысли в кучу и начать искать лучше: не может быть такого, что в целом городе не найдётся и десятка свободных от работы алхимиков, которые не ходят в парах или группами. Должно быть, сегодня просто был такой день, когда все погрязли в своих делах. Самым печальным казалось то, что в случае, если нужный человек не будет найден, придётся продолжить поиски ночью. Темноты гомункул не боялся: ну, пырнут ножом в подворотне, попытаются ограбить — что с этого? Ему не нравился сам факт того, что придётся ходить ночью, когда встретишь разве что пьяных госслужащих (ибо после захода солнца ни разу не удавалось увидеть трезвого алхимика, ровно идущего по дороге). «Всё-таки придётся вырубать первого встречного», - пронеслось в голове, и мужчина тихо цыкнул: насилие — это почти всегда плохо, потом ещё и объясняй «жертве», почему она не должна орать и пытаться сбежать. Не особо радужные мысли прервало карканье, донёсшееся откуда-то слева. Повернув туда голову, гомункул увидел женщину, которая, судя по всему, пыталась помочь птице. Она, человек, была одета весьма странно по сравнению с основной массой людей, и это заставило Смерть встать и направиться в сторону... двоих? До погоды не было никакого дела, о ней бы и не вспомнилось, если бы не зонт, который незнакомка держала над собой.
- Может, Вам стоит приманить его едой? - стараясь не спугнуть и без того нервного пернатого, гомункул встал немного поодаль. Сейчас это чем-то напоминало ситуацию, когда какой-нибудь умник указывал своим товарищам-простым-смертным, что и как нужно делать, но... Чем тут поможешь, если у тебя с собой лишь оружие и кошелёк с деньгами, которые ты давным-давно собрал с тех, кому они не пригодятся? Уходить также не было смысла: может, это именно тот алхимик, которого удастся привести Джейсону? Упускать такой шанс не стоило, да и в ночи бродить не особо хотелось.

Отредактировано Смерть (Сб, 26 Мар 2016 01:45:28)

+1

4

Вскоре лавочка кончилась, и птице не оставалось ничего, как либо пуститься в бегство, либо отдаться на волю случая. Однако спрыгивать вниз было бы неприятно и болезненно, а в руки даваться слишком рискованно. Нора прекрасно понимала это его поведение. Лучше всего было изловить его именно сейчас, когда ворон близко и не очень-то упорствует, но… одной рукой надежно птаху не зафиксируешь, в особенности в таком стрессовом состоянии. Все же вороны были как раз из тех птиц, что будут трепыхаться до самого конца. А Нора – особа из ленивых. Желания впоследствии носиться по парку за панически скачущей птицей отчего-то не возникало.
Некий индивидуум, подошедший поглазеть на довольно-таки любопытное зрелище с участием государственного алхимика, пытающегося изловить полудохлого грача, не особенно прибавлял желания тащиться по безлюдным улицам с занятыми руками. Даже если бы выглядел вполне безобидно: давала свои плоды не столько армейская подготовка, сколько простая рассудительность. Девушка коротко глянула на незнакомца, оглядывая его с головы до ног, и сухо ответила:
- Если бы вы чувствовали, что погибаете… вам было бы до еды? – вопрос из серии философских, неплохо открывающих людскую сущность. Из разряда тех, что вынесешь из дома при пожаре или кого первым спасешь при наводнении, если в лодке всего одно место.
Что касается грача… тому было страшно. Привычка клевать и дергать все, что неровно лежит, не давала ему покоя, но единовременно инстинкты откровенно намекали ему о том, что с этой дамой такого лучше не проворачивать. Не ровен час – и клюв пообломают. Оттого он слегка приоткрыл его, но держал высоковато, время от времени издавая недовольные резкие звуки и пощелкивания, теперь лишь частью напоминающие вороньи.
Нежелание ворона поворачиваться сломанным крылом ко всяким подозрительным личностям лишь упрощало задачу. Девушка аккуратно подняла его, подложив ладонь под грудь и зажимая здоровое крылышко, что заставило птицу испуганно пытаться манипулировать поврежденным и перебирать в воздухе лапами. Таковое положение не воодушевляло. Предстояло пройти лишь до конца аллейки, где заканчивался парк, и перейти к углу улицы к одному из ларьков, но в течение и этой краткой дороги птица, вероятно, устанет от боли и дискомфорта и выпрыгнет на мостовую.
Можно было, конечно, аккуратно сложить зонт, но щелчки, резкие движения и перемещения объемистой трости вблизи не оказали бы положительного влияния. Ворон перепугался бы еще больше и оттого не стал бы спокойно сидеть на руках. Ну или… относительно спокойно. К слову, в этой затее возникало слишком много проблем и лишних телодвижений: либо она намокнет под дождем, либо еще придется идти куда-нибудь за коробкой, а потом возвращаться обратно… Нора уж было задумалась о том, что легче было бы купить здоровую ручную птицу, чем возиться с пострадавшей. Но она не являлась бы той, кем ее втихоря величали коллеги, если бы не пыталась воспользоваться всеми легкими путями, что могли предоставить ей обстоятельства. Посему, посадив вырывающуюся птицу обратно на край лавки, она неспешно отошла в сторону и повернулась вполоборота.
- Может, у вас выйдет лучше?

+1

5

Если бы Смерть погибал, что бы он чувствовал? Голод — вряд ли, гомункулам обычно практически нет до этого дела, скорее всего, он почувствовал бы разочарование, не более. Однако говорить напрямую, показывая свои истинные мысли — полнейшая глупость, ведь потом это могут использовать как оружие против тебя самого.
- Я бы не отказался от чего-нибудь вкусного. Нужно же порадоваться под конец жизни, - мужчина пожал плечами, переведя взгляд куда-то на тучи, словно и вправду задумался над этим вопросом. Длилось, впрочем, это недолго: неприятные капли падали на глаза; волосы, намокшие за всё время прогулки, то и дело лезли в лицо, поэтому гомункул быстро перевязал свой хвост и убрал небольшие пряди назад. А ворон не унимался, впрочем, незнакомке всё-таки удалось его подобрать. Только вот это явно было не лучшей затеей: для подобного нужны обе руки, у девушки же в одной из них покоилась рукоять раскрытого зонта.
Но правильное (или не совсем?) решение было найдено весьма быстро: птица вернулась на лавку, явно ошарашенная происходящим, а её «спасительница», которая действительно хотела помочь, предложила Смерти поучаствовать. Подобным он, разумеется, никогда не занимался — в логове нет птиц, только крысы, но их даже трогать не хотелось, они же укусить могут, плюс заразу какую-нибудь передать (правда, для пущей безопасности Джейсона приходилось всё-таки убивать грызунов, сокращая популяцию и отваживая их от такого заманчивого похода к гомункулам). Тут, несомненно, спасёт регенерация, но ощущения будут явно не из приятных.
Но как завоевать доверие совершенно незнакомой девушки, если не согласиться помочь ей в столь добром деле? Ответ очевиден: никак. Многие люди любят зверушек, тут ничего не попишешь. Гомункул неспешно подошёл к лавке и присел близ раненного, стараясь, опять же, не напугать. Птица, судя по всему, немного успокоилась, однако по-прежнему вела себя агрессивно. Как жаль, что её нельзя смирить взглядом. Как жаль, что это птица, а не человек, с людьми в этом плане проще: можно успокоить словами, а здесь... понимать язык животных пока было невозможно, посему предстояло найти другие варианты, и побыстрее. Ворон, сейчас старающийся уйти от двоих, явно устал, что было только на руку. Смерть встал, закатал по локоть рукава и попытался аккуратно взять птицу. Разумеется, в этом мире ничего не даётся просто так. Вот и пернатое не далось, начав в очередной раз каркать и стараясь атаковать обидчика. Гомункул лишь шикнул, когда, наконец, подцепил раненного, а тот решил, что пора применять главное оружие — клюв. Но руки, старающиеся держать столь ценную ношу аккуратно, от миниатюрной атаки не разжались: нужно перебинтовать крыло, да и вообще зайти в сухое помещение.
- Вы знаете, где здесь можно купить что-нибудь для оказания медицинской помощи? - наверное, со стороны всё выглядело больше, чем странно: вечер (конец рабочего дня), морось, девушка с зонтом, мужчина, со спокойным выражением лица смотрящий на неё, в то время как птица в его руках пытается прокусить «оковы» до крови. Смерть старался не обращать на это внимания, но как подобное можно не заметить?
- Я был бы очень признателен, если бы мы поторопились.

+2

6

Птицу он держал совсем неправильно. Относительно свободный обхват позволял ворону выворачиваться и клеваться. Глядя на это, девушка даже не пыталась подсказать, как лучше. Как правило, нескольких минут размышлений в придачу к окровавленным пальцам всякому хватает, чтобы найти оптимальную позицию, позволяющую зафиксировать птицу фактически неподвижно. Ну или просто безопасно как для него, так и для пташки.
Обращение с животными так же неплохо характеризует стремления людей. Если, к примеру, сравнивать поведение живности рядом с Норой и с этим молодым человеком, то майор в данном случае выглядела бы совсем не в лучшем свете. Сторонний наблюдатель мог посчитать ее закоренелой зверомучительницей и отчасти человеком с не очень-то уравновешенной психикой. Это являлось правдой примерно настолько же, столько и в отношении иных людей на ее фоне, однако сущности не отменяло. Что касалось незнакомца, то увиденные манипуляции с вороном выглядели в основном обыкновенно, если бы не несколько мелких деталей. Если отбросить мелочи из разряда того, что он никоим образом не походит на сочувствующего зеваку и любителя зверушек… Почему он выглядит так, как будто просидел под дождем ровно столько же, сколько и грач? Почему в такую непогоду он просто слоняется по улицам, как будто ему некуда идти?
Нора склонила голову набок, спокойно выжидая, что будет дальше.
- Да… - негромко ответила она, спустя мгновение, плавно развернулась и привычным шагом пошла вниз по аллее. - Пойдемте.
И… почему он совсем не знает этого города? В конце парка над резными воротцами белелась вывеска аптеки. Стоило только повернуть голову. И это только ближние окрестности.
Отмерив пару шагов, алхимик нарочно проигнорировала следующую реплику. Ворон не умрет от пары минут умеренной ходьбы, как и тот, кто за ним приглядывает. Если последний, разумеется, не станет чрезмерно усердным.
«Мы… а дело принимает любопытные обороты», - пронеслась озадаченная мысль. Большинство местного населения как можно быстрее открестилось бы от подобного соседства. А уж о желании поучаствовать в дальнейшей судьбе бедной птички и речи быть не могло. Забрала – и пусть себе играется. Лишь бы других не трогала.
- Вы совсем недавно в столице, верно? Долго ли собираетесь у нас гостить? – осторожно вернулась к диалогу девушка, начиная с наименее болезненных, но важных вопросов. В течение каждых подобных выходов на свежий воздух многое из увиденного казалось ей непривычным или подозрительным. И с любым из этого «подозрительного» ей заранее не хотелось контактировать.

+1

7

Несмотря на пару повреждений, которые нанесла птица, руки гомункула выглядели более-менее здоровыми. Мелкие капли смешивались с медленно вытекающей кровью, а после получившаяся «водица» с красноватым оттенком соскальзывала с кистей на мощёную дорогу, где размывалась окончательно. Никаких следов, если, конечно, не идти по пятам. Царапин было не так много (и не такими серьёзными они были), чтобы ужасаться или даже немного начинать волноваться, а потому Смерть просто шёл, в один момент взяв ворона поудобней. По крайней мере, нести его точно стало проще, да и клюв-убийца до пальцев не доставал. Смотрел горе-спасатель лишь на дорогу перед собой, в очередной раз о чём-то задумавшись.
Девушка, идущая впереди, была похожа на провожатого, что вела солдата и его раненного друга через болота в ближайший город. Людей на улице было не так много: ускользающее за горизонт солнце, и без того скрытое за непроглядной пеленой туч, а также моросящий дождь отбивали у многих желание подышать свежим воздухом, пройтись по магазинам, например, совершить пробежку и т. п. Хотя, пожалуй, людей, бегающих для поддержания физической формы, гомункул ни разу не видел. Из состояния задумчивости вывел голос всё ещё незнакомой персоны. Смерть помедлил секунду, словно замялся и задумался над тем, что ответить. Так ведь обычно делают простые люди, когда пытаются сходу сформулировать свои мысли?
- Не совсем. Я живу в другой части города, давно, просто сегодня решил прогуляться и узнать Аместрис получше, - гомункул пожал плечами, задумчиво посмотрев на проезжавшую слева машину, - мне нужно заботиться об отце, он болен, поэтому оставлять его одного надолго нельзя. Сегодня с ним сидит мой брат, он настоял на том, чтобы я, как бы это сказать... проветрился. А Вы давно живёте здесь?
Немного склонив голову набок и попытавшись сдуть налезавшую на глаз прядь влажных волос, мужчина посмотрел на ворона в руках. Тому, кажется, надоело пытаться зацепить сковывающие пальцы, потому с его стороны лишь иногда раздавалось карканье, при том не то недовольное, не то удручённое, так, для галочки. А Смерти было не до скуки: новый спектакль, сценарий которого уже вертелся в голове, ощущение того, что вышел на нужную цель — это разогревало интерес, постепенно начинало интриговать. Кто знает, что творится у человека в голове? С помощью теории вероятности можно, конечно, предсказать некоторые шаги, но вероятность на то и вероятность, что не даёт точного результата. Без сомнения, гомункул не был против ничегонеделания в логове, но почему бы и не разнообразить свои бесконечные дни? Сейчас не нужно никого убивать, просто привести, заманить словами, подтолкнуть цель, чтобы она согласилась сама пойти с тобой. Наверное, это одно из тех немногих спокойных поручений, данных создателем, над которыми следовало думать, а не доставать оружие.
Двое (не считая птицы) подошли, наконец, к аптеке. Та всё ещё была открыта, а значит, не нужно будет в очередной раз ходить и искать работающую хотя бы на час дольше. С занятыми руками зайти внутрь было трудно, хоть и возможно, поэтому мужчина только и сделал, что  глянул на спутницу, надеясь, что она отворит и подержит дверь. Собственно, другого логического выхода из положения не было, если только не стену ломать.

Отредактировано Смерть (Вс, 27 Мар 2016 20:31:53)

+1

8

Что значит правда? В наше время – совсем немного. Порою даже задумываешься, нужна ли вообще та или иная правда.
Майор никогда не гналась за правдой. Понять врет человек или нет не являлось для нее основной целью. Зато была лишняя и необходимая информация, которую нужно было аккуратно и мягко разделить. С минимальными неудобствами для допрашиваемого (то есть опрашиваемого, конечно же). Так же имелись связи между всеми выуженными фактами, и они непременно должны были совпадать… Для благополучия обеих сторон. Если же какой-нибудь факт выбивался из общего русла или какая-либо деталь окружения не соответствовала описанным данным, такая мелочь сама собою вызывала у мисс О’Коннелл усиленную тягу к перебору информации, что могло кончиться весьма неоднозначно.
Сейчас изложенная история вполне соответствовала среднему уровню большинства слышанных ею ранее биографий. В целом складывалось впечатление, будто у большинства жителей Централа не бывает обыкновенных историй со скучным, но стабильным бытом. Или, может быть, их просто неинтересно рассказывать. Когда ваша жизнь видится вам благополучной или хотя бы относительно неизменной, никто не проявит к вам жалости и никто не посчитает это весомой причиной для оправдания каких-либо действий…
Но так-то все как обычно. Нора даже кивнула, прикидывая про себя, что такое тоже вполне  может иметь место и тихо ответила:
- Всю жизнь.
Только вот… та информация была никому не нужна. О ней никто не спрашивал. Только вот жизнь – это чертова прорва времени, которая постепенно меняет человека, если он живет на одном и том же месте. Многие вещи становятся сами собою разумеющимися. И они не дают покоя, когда теряешь их из виду.
Покинув парк, дошагав до угла улицы и спрятавшись от надоедливой мороси под козырьком у входа в аптеку, девушка с привычной нерасторопностью сложила зонт, а затем молча потянула дверную ручку, пропуская незваного попутчика вперед. После дождя внутреннее убранство аптеки не привнесло ничего нового. Оно не пахло ничем. Отсутствовал даже запах пыли. И выглядела она изнутри просто пестро: слитно стоящие витрины изобиловали различного рода бутыльками и коробочками со множеством цветов и надписей. На этом все.
- Добрый вечер, господин Флинн. Как ваше дело? Как внуки? Как самочувствие? – легко полупропела-полупротараторила она, словно выполняя давно сложившийся ритуал или читая некое заклинание.
Седовласого мужчину, бесшумно появившегося в проходе между стеллажами, действительно впору было величать господином. Помимо почтенного возраста и располагающего внешнего вида он обладал и внушительным опытом. И оный перекрывал весь жизненный опыт майора, пожалуй, более, чем в два раза. Это был очень старый аптекарь в очень старой аптеке. И до сих самых пор он управлялся с ней в основном самостоятельно. Видом своим он напоминал манерного дворецкого в своем замке: он обладал тем же волшебным свойством воплощаться словно из воздуха там, где был необходим, и совершать конкретно то, что нужно, а не что изначально требовалось. 
- Благоприятно, - ответил он, вежливо улыбаясь. Правда эта улыбка не таила ни капли добродушия. - Чем могу быть вам полезен, мисс О’Коннелл?
Вместе с тем господин Флинн являлся явным представителем старой школы, которые так же придерживались мысли, будто дети должны придерживаться ремесла своих родителей, а оттого он принципиально не проявлял благожелательного отношения при виде девушки с ее военным званием. В его глазах такой ее шаг выглядел обыкновенной формой выпендрежа, столь свойственного молодежи в ее раннем возрасте, но неуместным для дамы, которая твердо намерена стать достойной продолжательницей своего рода и семейной профессии. Нора была вполне привычна к такому отношению. Как специалисты они друг друга неплохо понимали. Этого было достаточно.
- Нужен гемостатик. – тут же ответила она. - Любой, какой найдется. В виде спрея или порошка. Упаковка пластырей стандартного размера. И коробка для того, чтобы запаковать этого товарища…
Спустя мгновение, девушка заметила неодобрительный взгляд аптекаря, остановившийся на незнакомце. Сам-то он, разумеется, и не думал возражать ни слова против, но они знали друг друга слишком долго. Мысли уже сами собою вырисовывались в голове. Мол, не будь ты в числе государственных прихвостней и при своей пижонской форме, не таскалась бы со всякими невразумительными типами по улице. И не притаскивала бы в приличное заведение всякую грязь, от которой потом одни неприятности. Поэтому, не позволяя ситуации как следует затянуться, она своевременно добавила:
- … того, что с крыльями.
На что получила короткий кивок, и пожилой аптекарь снова развоплотился среди упорядоченного лабиринта из лекарственных нагромождений.

Отредактировано Нора О’Коннелл (Чт, 31 Мар 2016 22:40:28)

+1

9

- Вы любите тихую и спокойную жизнь, не так ли? - перед самым заходом в аптеку скорее сделал вывод, нежели спросил гомункул, решив не возвращаться к этому разговору в помещении. Всю жизнь, значит? Должно быть, её всё устраивало, по крайней мере, так почему-то казалось. Хотя, кто не стремится к миру и спокойствию? У каждого, несомненно, свои представления о достижении беззаботного будущего, но большинство стремится к одному — умереть своей смертью, не страдая в последние дни своей угасающей жизни. О каком же исходе мечтают порождения рук алхимических? Здесь мнения расхожи, да и зачем вдаваться в подробности? Смерть задумывался об этом давно. Пожалуй, даже слишком давно, чтобы вспоминать о такой мелочи в данный момент.
В сухом помещении, вне всяких сомнений, намного лучше, чем где-нибудь в малолюдных проулках. Мужчина, что смотрел то на ворона в руках, то на до блеска вычищенный пол, поднял голову и осмотрелся. Всевозможные коробочки, бутылочки пёстрых цветов напоминали кубики, коими маленькие дети могли играть дни напролёт. Это ведь простая психология: всё, что блестит или бросается в глаза, хочется потрогать, купить. Но двое пришли сюда не за этим, да и зачем ему — гомункулу — какие-то там лекарства? Руки уже практически зажили, следов попыток ворона освободиться почти не осталось. С одной стороны, это хорошо, не будет болеть, не нужно ждать, пока заживёт. С другой стороны, это слишком заметно. Гомункулы сильнее людей, регенерация у них куда лучше, чем у самого натренированного солдата. Пожалуй, дурить всех мог только Зависть: он ведь может менять свой облик, скорее всего, и раны «подрисовать» для пущей убедительности сможет.
Довольно быстро показался продавец, с которым девушка, вне всяких сомнений, была знакома. Их разговор, равно как и его содержание, лишний раз подтверждал догадки о том, что она работает где-то недалеко, профессия связана с биологией, и это может здорово помочь с получением философского камня. На улицы медленно опускался вечер, из-за серых туч, нагнетавщих обстановку, и вовсе казалось, что тьма быстрее расползается по Аместрису. Следовало поторопиться — вряд ли приюты (или целые ветеринарные клиники?) работают допоздна. Смерть на самом деле не знал, где можно вылечить больное животное, он вообще только крыс дома видел, и то, старался отпугнуть их от логова.
«О'Коннелл», - эхом пронеслось в голове, и он посмотрел на новоиспечённую собеседницу. Так вот, значит, какая у неё фамилия. В свою очередь, девушка сразу же выдала перечень необходимых ей препаратов и вещей.  Гомункул вперился в продавца, который как-то неодобрительно смотрел на него, словно в аптеку зашёл попрошайка или пьянчуга. «Может, он не о коробке для ворона подумал?» - мысль молниеносно подтвердилась.
- Куда Вы планируете пойти дальше? Нужно ведь что-то сделать с крылом, - приподняв птицу, словно показывая её девушке, Смерть мотнул головой: подсохшие пряди, спадавшие чуть ли не на нос, таким образом были убраны с лица на некоторое время. Когда аптекарь вернулся со всем необходимым, настало то самое время получать по рукам снова. В этот раз, к счастью, гомункулу помогали, поэтому никаких нелицеприятных ситуаций не возникло. Птица теперь была зафиксирована удобнее и надёжнее, а руки, державшие её всё это время, наконец, освободились.
Когда двое покинули аптеку, горе-спасатель тихо выдохнул: наконец-таки можно пойти дальше. Но куда идти? Времени до наступления ночи оставалось не так много. Малоприятная морось шла нескончаемым потоком, холодные мелкие капли быстро впитались в едва подсохшую одежду. Вновь предстояло идти за девушкой, запоминать маршрут, чтобы, если что, поскорее вернуться домой.
- Сегодня я видел птичник, когда гулял. Но он, думаю, уже закрыт. Вы можете отнести ворона туда на обследование, там ведь на этом специализируются, - где мужчина видел птичник? Не около своего дома ли? Кажется, именно там. Кажется, и птичника там не было, только неприметный вход в жилище «существ из пробирки», но леди О'Коннелл об этом лучше не знать. Зачем лишний раз поднимать панику, всё так неплохо идёт.

Отредактировано Смерть (Вс, 3 Апр 2016 18:06:47)

+1

10

Раздавшийся из-за спины голос заставил майора оторваться от скучного созерцания рядов с препаратами. Железный шип-наконечник зонта, на который она опиралась, неприятно скрипнул по полу, и она повернулась вполоборота. Ситуация начинала легонько действовать на нервы.
- Это не составит проблем, - произнесла она с тем тоном, которым врачи обыкновенно говорят «будет совсем не больно» или же «верьте мне, я же доктор».
Ответ совсем не соответствовал поставленному вопросу, но говорить конкретно Нора и не собиралась. Не адрес же озвучить в конце-то концов. Когда странного вида тип начинает расспрашивать узко специализированного военного, такое нехарактерное поведение выглядит подозрительно, но когда этот же тип интересуется информацией относительно самого военного, это уже подозрительно вдвойне. Так и подмывает спросить, когда этакий самородок успел с луны-то свалиться. И, главное, в порядке ли все с миграционными документами.
Но что касается этого индивидуума, с ним дела удалось прояснить. Мда, прояснить… и ровно в той мере, в какой это позволяла знать не только вежливость О’Коннелл, сколько нежелание вмешиваться в чужие вопросы. Майор была как раз из разряда тех лиц, которые предпочитают не загружать себя лишней информацией до того момента, как противозаконное деяние вынуждает их к открытым действиям. Ибо кабы эти излишние сведения до самой погони хребет не переломили.
Спустя пару минут древний аптекарь снова обозначил свое присутствие, молчаливо положив на стойку все ранее требуемое вместе с пробитым чеком. Девушка коротко воззрилась на листок и отсчитала сумму в полтора раза превышающую указанную. В дань уважению и за лишние хлопоты.
- С вами всегда приятно иметь дело, - безынтонационно поблагодарила она, забирая картонную коробку вместе с дополнительными принадлежностями.
Господин Флинн промолчал, меряя странную пару неодобрительным взглядом. Лично он находился здесь для выполнения своей работы, а не для питания к кому-либо приязни. Поэтому предполагаемых чувств коллеги он не стремился разделять. Спустя несколько секунд, понимая, что дополнительных распоряжений не поступит, старик негромко бросил:
- До встречи.
Вместе с открытой коробкой и неозвученной просьбой на этот счет Нора подошла к незнакомцу с птицей. После чего грач со всеми предосторожностями, предписываемыми раненым, был перенесен в более подходящую тару, из которой он тут же показал острый нос, просунув его в одну из предусматриваемых для переноски дыр. Девушка в свою очередь поймала себя на том, что излишне долго рассматривает его руки.
Проблема состояла в том, что О’Коннелл ничего и никогда не могло показаться. Она уверенно осознавала себя в мире, в котором жила и всегда твердо знала, с чем имеет дело. И вот теперь несколько грустно становилось понимать, что виденных ею ранее повреждений более нет. Нет, конечно, не оттого, что ей хотелось как-то помочь человеку устранить связанные с ней мелкие неприятности, а потому что она зря совершила одну из покупок.
Тихо вздохнув, сжав рукоять зонта покрепче и рассчитывая, что ее наблюдений все-таки не заприметили, она вышла на улицу следом за мужчиной. Немного помедлила, вглядываясь в мутноватую рябь мороси, сплошной стеной нависшей над городом. Насколько ей было известно, обыкновенный человек способен избавиться от обыкновенных порезов максимум в течение суток. Это был своеобразный регенеративный предел, доступный представителям ее вида. Но то, что ей довелось пронаблюдать, само собою всколыхнуло легкую волну нездорового интереса, который живет внутри всякого ученого, увлеченного своим делом. Само собою интерес был тут же потушен усилиями разума, который тут же подсказал о возможных нездоровых последствиях в случае получения дополнительных сведений. И Нора тут же закрыла для себя эту тему. 
- Благодарю за содействие. Но это только птица. Я разберусь с ним сама, - твердо пояснила она и, резким рывком подняв зонт, раскрыла его над головой. А затем, прижимая к левому боку коробочку, неторопливыми ровными шагами последовала вниз по улочке.
Не всегда от понимания того или иного явления вы дольше живете. Это примерно как с молниями – ведь от осознания точной природы их появления мы не будем лучше спать по ночам, если вдруг одну повстречаем…
Ровно так же считала и майор. И между неким туманным «птичником», в который не примут такую вот (возможно) испичканную заразой и паразитами дикую доходягу, и родной лабораторией избирала последнее. Так проще, быстрее и спокойнее. Еще какие-то пара-тройка кварталов, и можно приступить к нехитрой правке.

+1

11

Кажется, в этот раз Смерть ошибся в выборе цели. Девушка, что решила помочь птице, вне всяких сомнений была военнослужащим, судя по её внешнему виду — работала в области биологии. Быть может, ему просто так казалось, но никакой другой характеристики, кроме такой, скупой, гомункул дать не мог. Мисс О'Коннелл неразговорчива, и это защищает её от многих проблем, с этим не поспоришь. «Я разберусь с ним сама», - сказала она, как отрезала, и мужчина, махнув рукой на прощание, развернулся. Это уже не его проблемы. Что случится с вороном — тоже не его забота. Тянуть столь невыгодный спектакль было слишком накладно, поэтому сейчас стоило в очередной раз поторопиться и найти, наконец, подходящую кандидатуру.
Смерть был не из тех, кто мог напасть сзади, тем более на женщину. Вернее, он-то не ставил себе в основные моральные принципы не бить представительниц прекрасного пола, просто сейчас был не тот случай. Военные просто так в обиду себя не дадут, они смогут обхитрить словами и, если не держать их на поводке, тотчас же сбегут в штаб, чтобы рассказать обо всём том, что увидели. Второй причиной, по которой гомункул не стал гнаться за «избранной» стало то, что улица стала куда более оживлённой, чем пару минут назад. Может, очередная партия идущих домой людей была неким символом, предупреждением, чтобы большой и страшный незнакомец отстал от столь молчаливой и вежливой женщины. Противиться судьбе никто сегодня, кажется, не собирался.
Что сказать Джейсону по приходу в логово? Конечно же обрадовать, что нужный человек найден! Правда, кого именно тащить к создателю, Смерть пока не решил. В ход, судя по всему, вступал его нелюбимый вариант: заниматься поисками ночью, оглушать, утаскивать в логово, как монстры утаскивают непослушных детей под кровать. Может, с леди О'Коннелл они ещё встретятся, но не сегодня. «Где точно могут находиться государственные?», - думал мужчина, то и дело оглядываясь по сторонам. Из-за мороси волосы пришлось собрать в более тугой хвост, а пряди, постоянно спадавшие на глаза, убрать назад. «Нужно сходить в бары недалеко от парка. Скорее всего, там будет больше людей», - определившись, наконец, с точным местом поиска, гомункул повернул направо и зашагал быстрее: мелкие холодные капли уже надоели.

+1


Вы здесь » Fullmetal Alchemist: Chain of Ouroboros » Сюжетные эпизоды » [21.05.1915] Начало пути


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC